волны
станция
отчего мы горим
соловей
посвящается генсбуру



АЛЕКСАНДРА  КИСЕЛЁВА

ОТЧЕГО МЫ ГОРИМ
стихотворения.



*
Зелёная, как Амазонка,
В промышленных джунглях река.
Металлом узорным уходят
Далеко её берега.

Далеко уходят, и в небе
Облако-ураган.
Я думаю, мне ещё долго
Не видеть далёких стран.

И, сдвинув шляпы к затылкам,
Кудрявые дерева
Не знают, что юность тупая
Не только их. И моя.




*
Жучка прыгает в оркестре
Дующих солдат.
А солдаты чуть краснеют
И из золота чадят.

Жучка взвизгивает, вьётся:
«Яй!»
И один солдат на солнце,
Возле тёплых ваз бульвара,
И под буйною листвою
Думает:
«Эх, рай!»




*
В романтическом сне застыли деревья
И воздух — разбойник с ножом под плащом.
Ты стоишь изогнув по-лебяжьи шею,
По-русски прижавшись к раме виском.

И без стыда — это правда, по-русски,
Зевнув украдкой, и до луны,
Ты думаешь: мир, он — что-то в напёрстке,
А если широк, то — как детские сны.




СОЛДАТЫ
фрагмент поэмы «Облака»

Мы лежим под мыльным полётом
Нищих, скупых облаков.
Наши руки уже развалились
Наши лица готовятся вновь
Увидеть
Джульетту,
Юную нашу любовь.
Золотой её стан в раю —
Только статуя для дураков
Там золото — для бедняков,
Глупцов.

Дерево бредило и прорастало,
Горячечной зеленью липкой.
Было всё, как и было
Под ласковой солнца улыбкой.

Наши белые лица —
Не оправданье
Даже нам.
Стоящим, плечом к плечу и готовым
Разбитыми быть в хлам.
Я так стоял, и дитёнком,
Плечом, правда, к чьим-то ногам
На ярмарке —
И скакал в душных танцах
Близко к чьим-то плечам.

Волосы
Полетели вперёд
«Рра!» — неожиданно кто-то кричал.
Над нами красиво двигалось что-то
На подобие
Скал.
Весело стукнул барабан
И пропал.
Ну, прощай, нет время на вздохи.
По травяному хребту холма
Мы двигаемся, как блохи.

Я был мальчишкой,
Копался в земле,
Лизал румяный девичий рот,
Думал
О себе, о себе
И в сравненье дела мои плохи.

В мокрой низине
Как ни при чём
Оставались стрелки осоки.
Всё пыталось,
В земле,
На ветру.
Мне оставалось
Крохи.




*
Птичка в полете теряла сознанье.
Мир был хворое дитя
И хранил осязанье.




*
Я говорила
Синему-синему цветку
Колокольчику:
Вы воплощённая красота
И растёте вы
Склонив на песочную землю
Ниточку-шею
И отвечал цветок:
Я старею.

Это вы мне, мне? Средневековья создание
В каждой эпохе мир
Говорит, что достиг увядания.

И в этом его покаяние

И в этом его спасение.
Великое падение
Ожидание Богоявления
Сложение рук крестом,
Не зная, что там потом.




*

памяти дедушки Виктора

На китайской гравюре лежит листок
Жилист и сух
Я думаю, время, как пожар,
Или как огненный дух

И мы скучаем, любим и ждём
А оно бродит там, вдали
И притронуться хочет страстной рукой
И сжигает богатства свои




*
Улыбайся и знай:
Улыбка уже умерла.
Щурь чтоб мигал неба простой мотылёк.
Самое важное в мире —
Под боком,
Оно и болит.
Мышиный горошек,
Заумная дудочка,
Жмёт ремешок.




*
Вот безначальный, прекрасный,
Павший всем в пустоту
Вот одичалый цветок,
Он растёт на горе
Если прищуриться,
Сколько места в саду
Я не умру,
Нет
Если прищуриться, то в ушах
Бессильный,
Яблочный свет
Если прищуриться,
То на руках
Кожа
Умирающая
За несколько лет




*
Отчего мы
горим,
Горьким горим огнём.
Отрывается дым,
Пропадает в холодном, пустом.
И ломает руки костёр,
И мы знаем отчего.
А в лесу
стволы
Пахнут мокро и горячо.




*
Все не с нами:
Пылящий снег,
Соловей, убивающий разум,
Пробуждающий в памяти смех,
На глазах — память, что ты наказан
И — хрусталь под теплом век.
Спеть?
Никак
не спеть.
Не умеют ломать пальцы струны.
Хорошо,
что это со мной.
От мучнистого холода талой реки:
«Хорошо, что всё это кто-то придумал».






бегущие волны
на середине мира
вера-надежда-любовь
Санкт-Петербург
Москва
многоточие
новое столетие




АЛЕКСАНДРА КИСЕЛЕВА
На Середине Мира


отчего мы горим:

соловей

посвящается генсбуру



Hosted by uCoz