ХРОНИКИ ВРЕМЕН АРТУРА БРИТАНСКОГО:

часть вторая

ЛЕДИ ИЗ ШАЛОТА



ПРОЛОГ.

СТАРУХИ, ПЕРСИВАЛЬ, ЛАНСЕЛОТ.

СТАРУХИ собирают шары, обозначающие головы. Из-за кулис выходят ПЕРСИВАЛЬ и ЛАНСЕЛОТ. СТАРУХИ удаляются.



ПЕРСИВАЛЬ
Начнём, избранник?



ЛАНСЕЛОТ
Начнём.


Бьются. Внезапно меркнет свет, полная темнота.


Эй, что такое? Почему темнота? Сейчас покажу, как со мной шутить!



Свет загорается. Между ПЕРСИВАЛЕМ и ЛАНСЕЛОТОМ лежит ЛОДКА с пустым одром в ней. Всё время действия ЛОДКА остаётся в глубине до сцены появления ГОСПОЖИ ОЗЕРА.



1.
Яблоневый сад возле Дома Шалот.

ГОРДЕТ, ЗЕРКАЛО, АЙЛЕН. ЗЕРКАЛО играют два актёра. До появления ГОСПОЖИ ОЗЕРА они держатся вместе.


АЙЛЕН
(перед ЗЕРКАЛОМ)
Приветствую всех вас: огонь, вода,
снег, ветер, звёзды, горы и деревья.
Сегодня гладь зеркальная светла,
лишь в правом верхнем маленькая точка
мне говорит, что будет встреча. Кто,
не говорит стекло. А если Ланселот?
Тревожно мне, я жду его. И чудно,
я не хочу, чтоб возвращался он;
и в сердце, что его уж не увижу.

ЗЕРКАЛО поворачивается.


Входит ГОРДЕТ.


ГОРДЕТ
Утро доброе, миледи!


АЙЛЕН
Доброе утро, моя кормилица. Мне утро всегда казалось на тебя похожим.



ГОРДЕТ
Вот, так-то лучше: улыбнулась ты.
Прекрасно цвет улыбки наконец
вернулся Айлен, белого бледнее.
Ведь с той поры, как Ланселота нет,
ни лучика в лице. Да как так можно?
Иль возвратится вскоре Ланселот?



АЙЛЕН
Предчувствую разлуки окончанье,
то жар, то холод сердце теребят,
да всё не впрок. Но ты права, со мной
сегодня нечто, нечто происходит,
как будто жизнь решается моя.



ГОРДЕТ
Вот на тебе. Я только похвалилась,
что бледная красавица моя
повеселела. Айлен, что с тобой?
Не бабкиным сокровищам волшебным
поверить муку сердца, что в них проку!
В них правда без любви, любовь без силы.
Ты вот что, позови к себе Малхолма.
Болела, помню, Энника моя,
так он помазал маслицем её,
и хворь ушла. Так может он тебя
каким духовным маслицем помажет,
тоска и отойдёт.



АЙЛЕН
Кормилица моя!
Ступай да позови отца Малхолма.



Гордет уходит.
Входит Малхолм





2.
АЙЛЕН, МАЛХОЛМ.


МАЛХОЛМ
Господь благослови миледи!



АЙЛЕН
Амен.
Отец мой, нездорова нынче я.



МАЛХОЛМ
Случилось что в Шалоте?



АЙЛЕН
Да, случилось!
Хотела о видении спросить.
Есть зеркало. О нём, отец, ты знаешь.
Не любишь ворожбы. Так пусть оно
лишь свадебным покажется приданым.
Но вот душа мне знаки подаёт,
иль ангел мой хранитель мне вещает,
что будто остеречься нужно мне.
В тревоге я.



МАЛХОЛМ
Так что же за виденье?



АЙЛЕН
Видала сон, и он меня томит.



МАЛХОЛМ
Читал я, трёх родов бывают сны.
От дум и пищи — спутаны, невнятны,
всё наяву почти. Бывают от бесов,
страшны и тяжелы, как будто душат.
Но есть и благодатный сон. О нём
я слышал: мир приносит он для сердца.



АЙЛЕН
Мой сон был лёгок, но печален будто,
не спутан, не тяжёл, но и не прост.
Как звон стекла. И он незабываем.
Мне снилась осень, кровь и первый снег.



МАЛХОЛМ
Ну, расскажи.



АЙЛЕН
Сначала ворон сел на первый снег
и стал клевать; что — ягоду иль кровь,
не видела. Затем к реке спустился
и носом жёлтым лодочку толкнул,
прекрасно изукрашенную лодку,
в цветах осенних. Та и поплыла.



МАЛХОЛМ
Мне нужно время, чтоб твой сон осмыслить.
Так детям на ночь сказки говорят,
но чувствую тревогу. Нужно время.
Согласна ли миледи подождать?



АЙЛЕН
Я подожду. Но прошлое не ждёт.
Оно теперь, где вздумает, гуляет,
и древние легенды ворошит.



МАЛХОЛМ
Монахи, мы не сведущи в легендах.
Меня тревожит душенька твоя.
Ты улыбаешься, а она плачет
и видит сны. Какие видит сны!



АЙЛЕН
Смешалось всё в груди у бедной Айлен,
скользит вопрос и с ним скользит ответ



МАЛХОЛМ
Ты очень сильно любишь Ланселота?



АЙЛЕН
Пятнадцать лет прожили вместе мы,
немалый срок. Шестнадцать лет мне было,
когда меня посватал Ланселот.
Ему в то время было только двадцать.
Люблю его, люблю до сей поры,
я жду его. Но это ожиданье
меня превозмогло. Сказать, что не люблю,
совру. Любовь мне не в любовь.



МАЛХОЛМ
Так что ж, его мужское дело биться,
он жаждет нового и дел великих ждёт.
А женщина хранительницей стала,
ей дом милей, и чтобы всё при ней.



АЙЛЕН
Согласна. Но родители мои
не думали о том, что Айлен знает,
к добру ли, к худу, ведь никто не весть,
а если б знали, то не замечали б.
Мне Ланселот порою изменял,
так что ж? Я ощущала наслажденье?
Я — только я. Лишь частью — часть его.



МАЛХОЛМ
Миледи Айлен! Королевской крови,
звезда и ветвь ирландских королей!
Красавица, изящные манеры,
упорный нрав и нежная душа,
а говорит как жалкая чернушка!



АЙЛЕН
Я родом из Ирландии, а там
попроще нравы. Мужу позволялось,
конечно же, с согласия жены,
красавицу для ложа содержать.



МАЛХОЛМ
Языческие нравы! Слава Богу!
Свободен я от пут, ведь я монах.



АЙЛЕН
И мне порой на мысль приходит то же.
Оставить мир, Галата — весь Шалот,
чтоб окунуться в золотую вечность;
она придёт — и с ней покой желанный.



МАЛХОЛМ
Миледи, не простужена ли ты?
Слова твои нелепы!



АЙЛЕН
Чем нелепы?



МАЛХОЛМ
Вам тридцать еле-еле. В ваши годы
все думают о детях и любви.



АЙЛЕН
Как? И Гиневра?



МАЛХОЛМ
Этого не знаю.
Меня врасплох застал вопрос о ней.
Но если хочешь, я отвечу.



АЙЛЕН
Боже!
Всё понимаю — Айлен не права.
Не нужно было спрашивать. Увы мне!
Я будто бы сочувствия прошу.
Прости, отец!



МАЛХОЛМ
Затем и говорю.
Гиневра хороша собою, правда.
В ней чувствуется кроткий нрав и власть.
Миледи, дело в том...



АЙЛЕН
Да, в чем же дело, Малхолм?



МАЛХОЛМ
Гиневра любит мужа своего.
Да, да. Она другого не полюбит!



АЙЛЕН
А как же Ланселот?



МАЛХОЛМ
Что Ланселот?
Ты — женщина. Тебе известно лучше.



АЙЛЕН
Пожалуй, да. Не верю, что Гиневра
уж десять лет в Артура влюблена.



МАЛХОЛМ
Кто видел государя, верно знает:
Артур — как Ангел Божий.



АЙЛЕН
Государь!
Красив и благороден.



МАЛХОЛМ
О, не только.
В нём множество источников тех сил,
что свыше нам создатель посылает.
Он будто бы заморский дивный зверь,
и голосом, и ароматом слова
к себе людей умеет привлекать.
А юности печальные ошибки
разумнее не покарать — простить.



АЙЛЕН
Обида на душе и утешенье.
Ведь Ланселот — почти высокий тан,
но государем никогда не будет.
Мне больно за него. Поверь, у нас
пятнадцать лет терпенья за плечами.
Но я ещё люблю его! Увы.
Мне надо быть одной. Отец Малхолм, иди.
Тебе я благодарна за поддержку.



МАЛХОЛМ
Совет один...



АЙЛЕН
Советов не давай.
Мне с ними тяжелее.



МАЛХОЛМ
Бог с тобою!

Уходит.



АЙЛЕН
Мой сын во всем похож на Ланселота. Глаза, лицо. Ему двенадцать лет. Порой мне кажется, я узнаю в Галате того Ланселота, который вот в этом саду стоял на коленях и говорил мне единственные слова. Жесты, посадка головы — всё как у отца. Я слышала, что несчастные в любви женщины с особенной нежностью начинают заботиться о своих детях. Вот и я стану такой. Выберу самые простые и милосердные занятия. Но Ланселот! Или я не увижу его снова? Что за тревога, неукротимая! Едва лишь встрепенется в сердце мысль — по камышам струится горечь злая, звучит как опрокинутый кувшин, что сбила в темноте крылами птица.





3.
Первое пророчество о леди Шалот: старухи.

Входят ПЕРВАЯ, ВТОРАЯ и ТРЕТЬЯ СТАРУХИ


ПЕРВАЯ
Приветствуем, красавица!



АЙЛЕН
И вас
приветствую. Садитесь — вы с дороги.



ВТОРАЯ
Благодарим.



АЙЛЕН
Вы странницы?



ТРЕТЬЯ
О нет!



АЙЛЕН
Как называть вас?



ПЕРВАЯ
Нам
Дано на всех троих одно лишь имя,
но мы забыли с детства про него.
Старушки мы, ты так и называй нас.



АЙЛЕН
Я думаю, вы всё-таки странницы.



ВТОРАЯ
В некотором роде.



АЙЛЕН
Что привело вас ко мне?



ТРЕТЬЯ
Чувствуется королевская порода.



АЙЛЕН
Желаете подогретого вина? Сыр, лосось на углях?



ВТОРАЯ
Она не только миледи. Она самая прекрасная из женщин.



АЙЛЕН
Какие странные слова слышу! Вы — переодетые мужчины?



ПЕРВАЯ
Довольно, сёстры. Приступаем к делу.

(К Айлен)

Мы бородаты, Айлен. Потому
не всем красоткам видеть нас полезно,
а только тем, чьё лоно оскудело,
ушло водой в песок. Иначе у красотки
случится выкидыш, или крупа в паху,
заботы, словом. С виду мы зловещи,
но нам одним лишь утолить дано
те муки, что священники порой
бояться слышать. Мы опорой будем,
где никакой опоры вовсе нет,
мы защитим, где никакой защиты.



АЙЛЕН
Вы ведьмы?



ВТОРАЯ
Мы не стали бы затевать дальнее путешествие из-за такой мелочи.



АЙЛЕН
Я слушаю внимательно. Ваши слова разбудили во мне любопытство.



ПЕРВАЯ
Так слушай же, миледи. Мир сокрыт
как змей в яйце. Настанет срок, он выйдет,
уже другим. Кто не готов, умрёт.
Но есть любовь, она превозмогает
разломы мира. Мука в том, что люди
не вынесут такой любви. Она
ни чувственность, но и не мысль, всё вместе.
Такой любви нет места на земле,
как ни была б земля прекрасна. Счастье
как меч в груди; счастливый умирает,
ну, а несчастный, сетуя, живёт.



АЙЛЕН
Ужасен ваш чекан. Ужели правда?



ВТОРАЯ
Не тот вопрос, миледи. Души есть
великие, способные вместить
святыню счастья. Ты одна из них,
и замужем ты не за Ланселотом,
а за судьбой своей. И с тем смирись.



ТРЕТЬЯ
Весна манит. Едва прошла краса,
из девушки выглядывает ведьма,
а добрый дух рыдает, и никто
не подойдёт, чтобы его утешить,
но слёзам не прикажешь. Айлен, плачь,
покуда можешь плакать и смеяться.



ПЕРВАЯ
Плотская глина ценит ароматы,
она тепла. Но голод рядом с ней
пустой свой зев как жерло разевает.
К чему тебе тот чавкающий зов?



ТРЕТЬЯ
Влюблённость — первый враг.



АЙЛЕН
Как не любить мне!
Ах, ведьмы, мне поверить страшно вам.



ПЕРВАЯ
Нет ужаса в простом здоровье смысла,
а ужас скрыт в напрасности мирской.
Ты мужа ждёшь, ты Ланселота любишь,
но то не ты, а то, что создал он.
Здорова ты или больна, не важно;
твой муж не верен верности тебе,
его любовь хоть велика, но меньше
твоей священной славы. Никогда
за тридцать лет ты не была собою.



АЙЛЕН
Нет, нет! Когда вернётся Ланселот,
я буду и желанна, и любима!



ПЕРВАЯ
Рождён мужчина сделаться землёй,
а женщина — соединиться с небом.



ВТОРАЯ
С опаской счастье женское; зачем
тебе его досадные лохмотья!



ПЕРВАЯ
Ах, счастье женское — лишь месячные, так,
они ушли, и сетует старуха
на то, что старость в этом мире есть.



ТРЕТЬЯ
У счастья есть две верные подруги,
то одиночество и молодость. Они
в земной дороге много помогают.
Там, где одна, там будет и другая.



ВТОРАЯ
Вы все, живые, будто мертвецы.
Настал рассвет — и прах у вас в ладонях.



ТРЕТЬЯ
Дано вам было без тревоги жить,
ну, а теперь тревога наслажденья
вам заменяет счастие само.
Но ты вмещаешь аромат святыни,
тебе-то что до тесных игр земных,
ты уж в пути. А если изнеможешь,
тебя возьмёт крыло высоких сил.



ПЕРВАЯ
Сюда приедет рыцарь Персиваль,
он привезёт письмо от Ланселота,
и это будет вестью роковой.
Британия, от Ор до Корнуолла,
расколется на части. Айлен, ты
меч Британии и Госпожа Шалота.



АЙЛЕН
Безумные слова безумных баб!
Моя ль судьба, иль не моя судьба —
пока ещё жена я Ланселоту,
и, значит, госпожа в Шалоте я.



ПЕРВАЯ
Ты, Айлен, станешь леди из Шалота!
Не то, что Ланселотова жена,
а та, в венке осенних чудных маков,
в ковчеге на воде, как в колыбели.
Ты песню эту знала наизусть.



АЙЛЕН
Но может быть, мой Ланселот погиб,
и я вдова? Тогда вещанье верно.



ТРЕТЬЯ
Ты была вдовой от самого замужества. Но если тебе интересно, слушай: Ланселот жив и здоров, скоро сюда приедет и всем покажет, как в тебя влюблён. Ты хорошо знаешь, как важно Ланселоту быть героем в собственных глазах.



АЙЛЕН
Да. Он таков. Большой, самодовольный. Я люблю его.



ВТОРАЯ
Настало время вашего прощанья.
Ему — как и во всём, и честь и власть,
цветы, идеи, образы и мысли,
а жизнь — тебе. Как и тебе — свобода.
Он будет плакать.



АЙЛЕН
Плакать? Ланселот?



ПЕРВАЯ
Не удивляйся. Слёзы Ланселота
Тебя не потревожат.



АЙЛЕН
Как! Но мой Галат...



ПЕРВАЯ
Галат примерным будет государем,
тем, что сюда придут чрез триста лет.
А, впрочем, время как река, не знает меры.



АЙЛЕН
Что делать мне?



ВТОРАЯ
Напиток этот выпей.
Есть много весей среди вышних стран,
где лучшее, что было на земле,
всё то, что есть, и что на ней пребудет,
покоится до пробужденья всех.
Тебе открыты двери Авалона,
тебе открыта дверь в Чертог Весны.



Протягивает АЙЛЕН КУВШИН с ПИТЬЁМ.



ПЕРВАЯ
Так пей же



ВТОРАЯ
Пей!



АЙЛЕН пьёт. СТАРУХИ молча уходят.



АЙЛЕН
Какой тяжёлый запах!
Ужасный вкус! Не слёзы, а вода!
Но возле сердца улеглись заботы.
Я — леди из Шалота!

Уходит.





4.
ДЕВОР и ГОРДЕТ. АЙЛЕН за сценой.


ДЕВОР
Заснула госпожа?



ГОРДЕТ
Сейчас заснула.
Как будто нездорова, но порой
и госпоже болеть приходит время.
Поправится дня через три.



ДЕВОР
Скорей бы!
При этаком супруге будет плакать
и сляжет в гроб принцесса крови. Нам
дано увидеть чудо; леди Айлен
прекрасна как заря, цветок и солнце,
и милосердна к нам. Мы счастливы у ней.



ГОРДЕТ
Крепилась Айлен, как могла. Чтоб мы не знали,
что Ланселот не с ней.



ДЕВОР
Да уж, не с ней!
Пятнадцать лет прожив в законном браке,
научишься такому, что порой
и ведьмы рты гнилые раскрывают —
откуда знает верная жена?



ГОРДЕТ
Союз сердец — возвышенная тайна.
Кто знает больше мужа о жене?
И кто жену утешит в старости несчастной?
Всех лучше — верный муж!



ДЕВОР
Да, верный муж.
Природа женщин, правда, беспокойна,
но тяжела и глубока весьма.
Страшнее войн на свете я не знаю
как войны те, что женщина ведёт.



ГОРДЕТ
Не все умны. И отмели бывают.



ДЕВОР
О них в приличном доме речи нет.



ГОРДЕТ
А умным жёнам спится тяжелее.



ДЕВОР
Ведь нелюбовь страшна для нас, не тяжесть!
Мужчине умную любить невмочь.
Порой играют с нею, всё вам шутки,
а там хотят друг друга погубить!
Однако верно: королева злая
ужасней трижды злого короля.



ГОРДЕТ
Но власть ушла — и мужа след простыл.
А возвращенья ждать ведь подвиг странный.
К чему прощать измены и обиды?
Кто предлагает, сам и изменял.



ДЕВОР
Жестокий был, наверно, человек.



ГОРДЕТ
Да, или сам умел прощать обиды.



ДЕВОР
Как наша госпожа.



ГОРДЕТ
Да, госпожа.
Миледи — христианка, я слыхала.
У них такое волшебство — прощать!
Терпеньем светлым обличать измены,
молиться за врагов.



ДЕВОР
Да ну тебя.
Нрав у неё суровый, чай, ирландка.



ГОРДЕТ
Да, нрав суровый. Но с годами вдруг
в ней стала милость выше и яснее;
ей мил Шалот, удел простых забот,
Галат растёт!



ДЕВОР
Известно в нашем доме,
что Ланселот Гиневрою пленён,
не женщиной, а королевой. Как-то
хозяин наш вернётся в свой Шалот?



ГОРДЕТ
Не раздувай огня, всё басни это.
Супружество предпочитает равных.
Порой мужчина страстью одержим,
но если есть жена и дети — он вернётся к ним.



ДЕВОР
Беда двух сильных душ в одной горсти.



ГОРДЕТ
Молчи, старуха. Много ль понимаешь?



ДЕВОР
Так объясни, когда я не права.



ГОДРЕТ
Из нас любая — зеркало! И чуть оно померкло,
мгновенно наступают вихри войн,
потоки Бойн от моря прочь стремятся,
находят незнакомые болезни,
и рушится вселенной прежний строй.



ДЕВОР
Вот страшные слова! Я вся дрожу.



ГОРДЕТ
А лишь присловье вспомнила к легенде
о чудной деве, родом из Шалота,
что явится в привычных нам местах
в канун войны и светопреставленья.
Так говорят в народе: до поры
от человека скрыто имя девы,
но как узнает кто его, она
восстанет, обойдёт дворы и веси
и будто мать, оплачет остров наш.



АЙЛЕН
(за сценой)
Девор!



ДЕВОР
Она проснулась!



АЙЛЕН
(за сценой)
Нянечки, вы где?



ДЕВОР уходит.



ГОРДЕТ
Меня тревожит маленькая мысль:
ведь женщина — не божество какое.
Где мужа нет, там вырастет любовник,
где нет его, приятель подойдёт.
Хоть кто-то, хоть на время! Вот и Айлен —
красива очень, да и молода.
Такой невмоготу одной остаться.
И думаю: кто ж первый сможет
занять в Шалоте место Ланселота?



ГОЛОС АЙЛЕН
Где Гордет? Где же Зеркало моё?



ЗЕРКАЛО шествует, покачиваясь, на зов в глубине сцены.



ГОРДЕТ
Иду, миледи! Зеркало несу вам!



ПЕСНЯ К ЗЕРКАЛУ.
Дар прародителя, око святыни
Айлен прекрасной подарен отныне,
Милой невесте и верной жене.
Зеркало вещее! Выйди ко мне!



ЗЕРКАЛО подходит к ГОРДЕТ.



ГОРДЕТ
Когда печали тучи соберутся,
глядится Айлен в чудное стекло,
поддержку добрым мыслям обретает
и утешенье сердцу. А порой
и я гляжу в то зеркало. Как нынче.
Я вижу двух, то рыцарь и певец,
товарищ детских игр прекрасной Айлен.
Но рыцарь, поглядите-ка, хорош,
осанкой строг, глазами будто пламень.
Такого бы хозяина в Шалот,
он весь как сердце под плащом. Что ж делать?
Молиться ль мне, чтоб сладилось у них?
Да вот на сердце что-то неуютно.

Уходит.





5.
Терраса возле дома Шалот.
Входят БРЕНДАН и ПЕРСИВАЛЬ.


БРЕНДАН
Очистив милый край от злых духов,
взял ты Уэльс под свой покров надёжный,
теперь спешишь в прекрасный Камелот,
сказать о славном подвиге Артуру
и снова сесть за Круглый стол.



ПЕРСИВАЛЬ
Спешу. Но у меня в Шалоте будет дело — я должен передать письмо от Ланселота! Передать его велено в руки миледи. Брендан, мне кажется, ты должен её знать. Она ирландка.



БРЕНДАН
Мир Западный миледи Айлен знает
как воплощенье лучшего, что есть в женах.
Она мила, красива, терпелива.
Сам Ланселот мне как-то говорил,
что Айлен с ним ни разу не ругалась,
всерьёз, конечно, за пятнадцать лет.



ПЕРСИВАЛЬ
Да, говорят он с лишком восемь лет
носился по Ирландским королевствам
да подвиги большие совершал,
чтобы добиться Айлен.



БРЕНДАН
Было время.
Миледи — мне ровесница. Тогда
нам было на обоих двадцать пять.



ПЕРСИВАЛЬ
Как? Ты миледи знаешь с детства?



БРЕНДАН
С детства.
Я рос в покоях у её отца.
Случалось, юная миледи выходила
на битвы шутовские посмотреть.
Затем дар песнопенья мне открылся.
Оставил я гостеприимный дом
и, арфу взяв, пошел искать филидов,
я Амаргена дивного нашёл.
С тех пор и до сих пор не видел Айлен.
Тогда она была резвушкой важной,
чело светилось, будто первый снег,
над ним как крылья ворона чернели.
Любой ирландец скажет вам: мечта.



ПЕРСИВАЛЬ
Мне Ланселот рассказывал однажды,
как навсегда влюблён в свою жену.



БРЕНДАН
Хоть рыцарь ты, скажу как мужчине: ты стал бы всерьёз в кругу друзей рассказывать, как любишь жену? Скорей, о своих нечаянных победах!



ПЕРСИВАЛЬ
Возможно. Ланселот сложил об Айлен песню.



БРЕНДАН
Я знаю эту песню. Одно время при дворе Артура её часто пели. Песнь хороша. Хотите, я спою?



ПЕРСИВАЛЬ
Не вызовем ли пением нареканий прислуги и хозяйки?



БРЕНДАН
Не думаю. Час утренний пока.
Все хлопоты — умыться и одеться,
позвать к Галату дядечку его.
А если пение тебя смущает,
идём-ка в сад. Там сядем на скамью.
Спою тебе творенье Ланселота,
признаться, образованное мной.
Талантлив он — усидчивости мало.

(Уходят.)



Выходят ЛЕБЕДИ. Начинается плавный танец. Звучит ПЕСНЯ ЛАНСЕЛОТА. Затем ЛЕБЕДИ уплывают.



Входят ГОРДЕТ и АЙЛЕН.





6.
ГОРДЕТ, АЙЛЕН.


АЙЛЕН
(Ведёт за руку ЗЕРКАЛО)

Ах, Гордет, моя добрая ворона!
Уж тридцать лет ты надо мною граешь,
да всё не в прок. А нынче вовсе худо,
идём, пошепчемся.



ГОРДЕТ
Что, доченька, тебе?



АЙЛЕН
(указывает на ЗЕРКАЛО)
Вот только что к нам прибыл Персиваль,
должно быть, весть везёт от Ланселота.
Как мне принять его? Вся грусть моя во мне
восстала вдруг. Ты позови их, няня.



ГОРДЕТ
Ладно тебе, Ланселот! Ты посмотри, кто рядом с Персивалем! Или не помнишь?



АЙЛЕН
Брендан Артнех! Рыжий мальчишка, игравший со мною у ног моего отца.



ГОРДЕТ
Вихрастый и горластый!



АЙЛЕН
Нынче он
красавец стройный, воин благородный.



ГОРДЕТ
За голос как любила я его! Как собственного сына!



АЙЛЕН
Все в Теморе
Любили звуки голоса его.
Как рокот волн, слова его звучали.



ГОРДЕТ
Ну здравствуй, Брендан! Здравствуй, мой сынок!
Идёт молва — он был у Амаргена
и тайны многие познал.



АЙЛЕН
Приятно мне
кусочек детства встретить незадетым
усталой пылью нынешних забот.
Но слышала ли ты — вот Персиваль,
и у него письмо от Ланселота!



ГОРДЕТ
К тебе доверья больше у стекла,
Я звуков ведь не слышу, вижу образ,
а он волнуется, как море, только нем.



АЙЛЕН
Не слышишь ты? Не верю, что не слышишь.
Все мы — в неволе от страстей своих!
Судить не смею. Что ж? Готовим встречу.
Надену платье пурпурного цвета.



ГОРДЕТ
То вдовий цвет!



АЙЛЕН
Мне быть вдовой к лицу.
А от людей — почёт и уваженье.



ГОРДЕТ
Помочь миледи?



АЙЛЕН
Помощь мне нужна.


Уходят и уводят ЗЕРКАЛО.





7.
Входят БРЕНДАН и ПЕРСИВАЛЬ


БРЕНДАН
То было, рыцарь, пение моё!



ПЕРСИВАЛЬ
Мотив хорош, хорош и барда голос.
Стихи ужасны.



БРЕНДАН
Ужас, спора нет.
Есть искренность, и мне она мила.
не нужно к ней особого искусства.
Мне больше по душе сентиментальность,
чем ложная героика. О да!
Такое время — мир навоевался,
иль ждёт последней битвы. Кто кого.
Покуда время есть — сердца людей
желают утешенья.



ПЕРСИВАЛЬ
Утешенья?
Не понимал я прежде нежных игр,
и, кажется, что понимать не буду.
В мужском кругу всегда я молчалив,
и резкие сужденья мне противны.
Хоть лет немало мне, нет у меня побед,
по-моему, позорных для мужчины.
Да, я ищу единственной любви.
Как музыку, её теченье слышу.
И кажется мне, что с недавних пор,
она уж близко.



БРЕНДАН
Вот слова на славу!
Что ж, ты думаешь ты — Персиваль безгрешен?



ПЕРСИВАЛЬ
Конечно, нет. Не смейся, о певец!
Припомни юность! Брендан был таким же.
Став старше, испытал я власть.
Она острей, чем даже игры тела.
Что юношей переносил легко,
мужчине, знай, переносить сложнее.
Мне всё вокруг меня твердит о том,
что скоро старость. Что же из того?
Жениться мысль возникла у меня.
То думаю жениться, то мне жалко
терять свободу странную свою.



БРЕНДАН
Любовь — иное чувство.



ПЕРСИВАЛЬ
Может быть.
Но о любви я ничего не знаю!
Как скажешь ты: влюбленность — не любовь!
А я порой любви дыханье слышу
и музыку её — нестройный хор,
он кажется мне чудно гармоничным.
Единственная близко.



БРЕНДАН
Потому ли
расспрашиваешь много ты об Айлен?
Миледи — верная жена.



ПЕРСИВАЛЬ
Ты очень смел. Не забывайся. Я не видел миледи Айлен. Даже если нам пришлось встретиться в Камелоте, я не вспомню её лица. Давно то было.



БРЕНДАН
Чтоб любить, не нужно видеть. Нужно слышать сердцем.



ПЕРСИВАЛЬ
Согласен я. Шаги? Сюда идут?



БРЕНДАН
Да, Персиваль. Сюда идёт миледи.
Я важную походку узнаю.
Она, девчонкой будучи, любила,
чтоб знатность рода лучше показать,
ходить, стуча изящною обувкой,
вот как сейчас.



ПЕРСИВАЛЬ
Так слышится тебе?
Я музыку прекраснейшую слышу!





8.
Терраса ДОМА ШАЛОТ.
АЙЛЕН, МАЛХОЛМ, ПЕРСИВАЛЬ, БРЕНДАН, ГОРДЕТ, ГАЛАТ, БЕН, ДЕВОР.


АЙЛЕН
Приветствуем в Шалоте мы гостей,
мы рады вам. Наш дом открыт, входите.
Для отдыха покои уж готовы.
Я — Айлен и супруга Ланселота,
мой сын Галат.



ПЕРСИВАЛЬ
(в сторону)

Я думал — меньший брат!



МАЛХОЛМ
Создатель, прозревая ход судеб,
в Шалот наш тихий рыцаря послал нам.
Гостям всегда мы рады, с ними Бог.
Я много слышал — тот ли Персиваль?



ПЕРСИВАЛЬ
Он самый. Возвращаюсь в Камелот.
Наш государь Артур, ввиду утраты,
в поход готовил рыцарей Грааля.
Разыгран жребий среди нас, Двенадцати,
чтобы узнать: кто из посвященных
достоин отыскать святой Грааль.



МАЛХОЛМ
Как думаю, послали Ланселота.



ПЕРСИВАЛЬ
Да, Ланселота. Он сейчас в пути.
Просил я уступить мне жребий вещий.
Не согласился рыцарь. Ну так что ж?
Мне странствий и сражений захотелось,
и вот, болотных ведьм я победил.
Смирился дух мой и утихло сердце.
Я подвигов немало совершил,
я видел всей Британиии просторы,
Шалот, скажу, чудеснейший из них.
Однако, возвращаясь в Камелот,
ведомый, верно, провиденьем,
я в спутники взял Брендана певца.
Он к дому отчему, в Ирландию стремится.
Мы проходили через Корнуолл.
Певец сказал мне: «Господин мой рыцарь!
Здесь в дне пути ÿ прекрасный Дом Шалот,
переночуем там — когда Бог даст.
Миледи Айлен знаю с детских лет
и думаю, меня она припомнит».
Так мы и прибыли в Шалот.



МАЛХОЛМ
Случайностей ведь нет,
и наша встреча, думаю, от Бога.
А как с нечистой силой воевал?



ПЕРСИВАЛЬ
Рассказов много. Проку мало в них.
Зло как сорняк — едва срубил макушку,
из корня лезут несколько стеблей.



МАЛХОЛМ
Ты прав, о, рыцарь. Зло непримиримо.
Непримиримость — вот печать его.
Однако не скажу, чтобы добро
со всем всегда беспечно соглашалось.
Ты рыцарь — приходилось убивать.



ПЕРСИВАЛЬ
Да, убивать, конечно, приходилось.
Рука моя — карает Божий суд.



МАЛХОЛМ
Приветствуем в Шалоте Персиваля,
Малхолм монах.



АЙЛЕН
Я от лица миледи
приветствую. В уединенье нашем
высокий рыцарь — словно с неба гость.



МАЛХОЛМ
Мы все надеждой живы. Что в столице?
И нет ли от Озёрного вестей?



ПЕРСИВАЛЬ
Везу письмо. Миледи, к вам оно.
Простившись с нами и письмо оставив,
Сэр Ланселот на север путь избрал,
я ж собрался в ваш озёрный край.
Мы некоторое время были вместе.
О сыне рассказал — тебя ли вижу,
Галат?

(Забывает отдать письмо)



АЙЛЕН
(в сторону)

Как быть? Забыл отдать посланье!
Устал, должно быть. Позже попрошу.



ГАЛАТ
Приветствуем тебя, о Персиваль.
В краю озёрном гости стали редки.



ПЕРСИВАЛЬ
Наследник славный! Воин, как отец!
На вид, Галат, ты — настоящий воин.



ГАЛАТ
Нет, что вы! Я ещё смешон.
Весь возраст мой — двенадцать лет, и только.



ПЕРСИВАЛЬ
Я был похуже. Ростом не высок,
и слаб, и нежен.



ГАЛАТ
Неужели?



ПЕРСИВАЛЬ
Точно.

(Айлен)

Наследник твой умён.



ГАЛАТ
Нет, он болтлив.
От нашей скуки поумнеть не трудно.
Мне лестно будет с рыцарем дружить.



АЙЛЕН
Да, сын Галат — для матери отрада
и помощь мне в хозяйственных делах.
Всевышнего благодарю за сына,
он — счастие мое.

(Галату)

А ты, Галат,
закрой плотнее уши, чтоб не слушать,
ведь лжёт миледи гостю твоему.



ГАЛАТ
(Персивалю)

Нет, рыцарь, мэм не лжет! Она ведь ангел.
С хозяйством управляется сама.



АЙЛЕН
Гордет, пойди к восточному крылу.
Покой, что в сад выходит, приготовь.
Возьмешь постель, посуду — всё, что надо.

(Персивалю)

Когда же в путь? Уж верно, не сегодня.



ПЕРСИВАЛЬ
Да, не сегодня.



АЙЛЕН
Так когда же в путь?



ПЕРСИВАЛЬ
(В сторону.)

Я весь горю. Заметила она?
Зачем она так смотрит? Ужас, ужас.
Вот это платье тёмное на ней.
Ткань дорогая. А пошито просто.
Глаза ли, тело — что хвалить сперва?
Глаза — печальны. Тело — как играет!



БРЕНДАН
(Персивалю, тихо)

Эй, Персиваль! Ты бледен, как песок.
Влюбился Персиваль. Покрылся льдом.
Что делать с ним? Забыл он про письмо!
Напомнить ли? Ты слышишь ли?



ПЕРСИВАЛЬ
(Тихо, Брендану)

Не надо!
Нет, не забыл. Как о письме скажу?



БРЕНДАН
Скажи, как есть.



ПЕРСИВАЛЬ
Не верю в пользу лжи.
К тому ж, писал ей вряд ли Ланселот
о том, что счастлив с госпожой Гиневрой.



БРЕНДАН
Ну наконец-то ты пришёл в себя!



АЙЛЕН
Приятно видеть старого знакомца
окрепшим, сильным, воином.



БРЕНДАН
О да!
Хоть я в сражениях участвую порою,
честь воина — отнюдь не часть моя.
Певцом я был, миледи,
певцом остался.



АЙЛЕН
И надеюсь я,
что голос твой в сегодняшний же вечер
пустые своды залы огласит.
Галат сказал — покуда гости в доме,
приветлив Бог к хозяевам его.



ПЕРСИВАЛЬ
(в сторону)

Мелодия единственной, так вот ты!
Как хорошо легка и как тиха!
Глубокий голос мне во сне звучал,
он говорил чудесные слова!
Но чтобы наяву его услышать —
не думал я!



БРЕНДАН
Опомнись, Персиваль!
Миледи смотрит!



ПЕРСИВАЛЬ
Что ж, мне всё равно.
Довольно видеть, слышать голос милый.



АЙЛЕН
С дороги оба вы утомлены,
ступайте в залу, Гордет вас накормит.
Затем в покои; убраны для сна.
А вечером сойдёмся — слушать песни.
Сейчас покинет вас миледи, мне
смотреть за домом; страшно для ленивых.



АЙЛЕН, МАЛХОЛМ и ГАЛАТ уходят.



ГОРДЕТ
Постой-ка Брендан! Ну-ка посмотрю,
кто вырос из вихрастого мальчишки!
Красавец стал! Высок, широк в плечах,
в лице — насмешка и суровость.



БРЕНДАН
Тётка Гордет!
А ты не изменилась, Гордет! Нет!
Рассказывала чудные мне вещи.
Теперь я словно окунулся в них.
Быть может, как мальчишке шалопуту,
расскажешь на ночь вещий сказ. Потом
я песнь сложу прекрасную.



ГОРДЕТ
Рассказ?
Рассказов-то не счесть, слова — печальны.



БРЕНДАН
Что делать? Будет песня с холодком.
Нам возраст нежный кажется цветком,
а кислый бок доесть никто не хочет.



ГОРДЕТ
Смотрю, ты, как тогда, на слово скор.
Пойдемте, господа мои, в покои.



БРЕНДАН
(Персивалю)

В покоях тех окно открыто в сад.
По вечерам в саду бывает леди.
Я слышал, Айлен сладко быть одной.
Попробуй с ней поговорить. Попозже.



ПЕРСИВАЛЬ
Благодарю — подсказка мне нужна.


Уходят все.





9.
Терраса ДОМА ШАЛОТ

БЕН, ДЕВОР


ДЕВОР
Пойдём-ка, Бен! Теперь у нас занятье:
нам жарить да варить, кромсать да печь.
Приятно — гости важные.



БЕН
Приятно.



ДЕВОР
Помыл ли курицу? Разделал ли овцу?
Заметил ли, как рыцарь побледнел,
когда миледи с ним заговорила?
Как будто умирать пришёл сюда.



БЕН
Заметил, как же. Только вот миледи...



ДЕВОР
Миледи не смутилась. В добрый путь.
И я, признаться, всей душой за то,
чтоб состоялась свадьба. Лучше свадьба!
Ох, грешница я! Сколько ж можно плакать?
Влюбилась бы миледи — мне ведь жаль.



БЕН
На всё, старушка, в мире воля — как бы сказать? — не наша. А сердцу женщины кто может приказать? На то и воля нам дана, чтоб сделать нужный выбор.



ДЕВОР
Так, так. Но сердцу легче ль от того?





10.
Терраса Дома Шалот. Вечер, яблоневый сад.

ЯБЛОНИ, ЗЕРКАЛО, СТАРУХИ.


ЯБЛОНИ окружают ЗЕРКАЛО, покачиваются в такт извилистой мелодии. ЗЕРКАЛО ударяет в ладоши. Гром, молния. ПЕРВОЕ и ВТОРОЕ ЗЕРКАЛО расходятся. ВТОРОЕ становится напротив ПЕРВОГО. Выходят СТРАУХИ; они похожи на ТУЧУ. Они исполняют странный танец.



ПЕРВАЯ СТАРУХА
Что сильней: любовь иль время;
слабо человечье семя!



ВТОРАЯ
Времени смертельный слог
не знает даже полубог!



ТРЕТЬЯ
Время смертно и не судит.
Смерть судом рождают люди!



СТАРУХИ связывают руки ПЕРВОГО и ВТОРОГО ЗЕРКАЛ верёвкой и уводят. ЯБЛОНИ с плачем следуют за ними.





11.
В саду у дома Шалот. Входят АЙЛЕН и ПЕРСИВАЛЬ.

АЙЛЕН, ПЕРСИВАЛЬ.


ПЕРСИВАЛЬ
Миледи, вот письмо от Ланселота. Прости, что сразу не передал. Я думаю, Ланселот скоро будет здесь. Тебя письмом он извещает о дне приезда.



АЙЛЕН
Да, я прочту. Благодарю, что привёз.



ПЕРСИВАЛЬ
Миледи слушать рыцаря готова?



АЙЛЕН
Как? Персивалю есть что сказать жене Ланселота?



ПЕРСИВАЛЬ
Да.


АЙЛЕН
Слушаю.



ПЕРСИВАЛЬ
Уж целый день живу здесь.
Мне сладко и мучительно.



АЙЛЕН
Что так?



ПЕРСИВАЛЬ
Ты, Айлен, знать должна от Ланселота,
что Персиваль суров и одинок.



АЙЛЕН
Рассказы Ланселота как орехи —
дымны и сухи. Тебя однажды вспомнил он,
в числе Двенадцати назвавши Персиваля.
За год последний Ланселот был дома
всего лишь дважды. Скромен дом Шалот,
а Ланселот всегда при государе.
Сын взрослый, при хозяйстве есть жена.



ПЕРСИВАЛЬ
Решился я, тебе откроюсь, Айлен.
Так вот, узнай. Влюбился Персиваль.
Он в прошлом женщин чаще сторонился,
чем с ними был.



АЙЛЕН
И что ж любовь его?
Красива видом, совершена нравом,
девица благородной чистоты?



ПЕРСИВАЛЬ
Отнюдь, миледи. Замужем. Прекрасна!
И сын её на вид — как брат её.



АЙЛЕН
А хочешь ли совет?



ПЕРСИВАЛЬ
Скажи, миледи.



АЙЛЕН
Тогда забудь о той любви своей,
теченью лет печаль доверь ты смело.
Нехорошо замужнюю любить.
Красивых много в королевстве нашем,
найдешь другую.



ПЕРСИВАЛЬ
Если не найду?



АЙЛЕН
Так всем вначале кажется. Пылают!
И жизнь пуста, и милость не мила.
По мне так разлюбить — то милость Божья!



ПЕРСИВАЛЬ
Но я ещё так сильно не любил.
Теперь я жду, я жажду пониманья!



АЙЛЕН
Я слушаю — что скажешь, Персиваль?



ПЕРСИВАЛЬ
Скажу, что ты — моя, миледи.
Я знатен родом, как и Ланселот,
а верность сердца — знамя Персиваля.
Я предлагаю Айлен жизнь свою
и силы — их, поверь, ещё немало!



АЙЛЕН
Но таково ли провиденье, рыцарь?
Грех мы должны бы назвать грехом;
цвет чёрный — грех — унизит розу счастья.



ПЕРСИВАЛЬ
Нет, нет и нет! Сильна любовь моя,
а разум — не сильнее воробья.
Как вижу Айлен — пропадает разум,
и сердце страждет голодом и зноем.



АЙЛЕН
Что ж Айлен делать, Персиваль, ответствуй?
Ей красота её дана взаймы!



ПЕРСИВАЛЬ
Я раб твой, им останусь, и тогда
когда с тобой расстанусь.



АЙЛЕН
Полно, рыцарь. Если думаешь, что Айлен не сочувствует тебе — ошибаешься. Я понимаю, что значит любить безответно. Но острое чувство лечится легче застаревшей страсти. А я прожила с Ланселотом пятнадцать лет.



ПЕРСИВАЛЬ
И до сих пор любишь его?



АЙЛЕН
Люблю. Но как сильно люблю — поняла недавно. Именно потому, что я не смогла разлюбить Ланселота, уговариваю тебя оставить свои мечты об Айлен. Я люблю и тебя, Персиваль, мне приятна твоя беседа. Но теперь вряд ли мы сможем относиться друг к другу, как раньше. Жаль.



ПЕРСИВАЛЬ
Нет, не жалей! Я — слуга твой. Пусть ты не любишь. Но я нашёл свою единственную.



АЙЛЕН
Как в твоей душе всё просто и ясно! Я почти завидую тебе. Не предлагаю остаться друзьями — то было бы насмешкой. Есть, конечно, любители таких сомнительных удовольствий, но я не из них. Я по-своему полюбила тебя, рыцарь, и думаю, сказав о своей привязанности, могу тебя утешить.



ПЕРСИВАЛЬ
Ты не только прекрасна, ты ещё и мудра. Ты не отняла у меня надежду!



АЙЛЕН
Так поступают и феи, чтобы погубить возлюбленного из людей. Зря сказал о моей мудрости — мужчины не любят умных женщин.



ПЕРСИВАЛЬ
Ложь!



АЙЛЕН
Вижу на примере моего мужа, что правда. Сколько бы не изменял мне Ланселот, и как бы сильна не была его любовь, он любит и меня. Он пишет, что скоро вернётся в Шалот. Правда, снова ненадолго. Король надеется, что Ланселот сможет вернуть чашу грааля.



ПЕРСИВАЛЬ
Всё вернется на свои места — он будет обладать тобою, как и своим поместьем, а втайне вспоминать ночи с Гиневрой.



АЙЛЕН
Молчи, рыцарь. Не твоё дело, что будет вспоминать Ланселот.



ПЕРСИВАЛЬ
Да, зависть — чувство, недостойное мужчины. Я несколько разочарован.



АЙЛЕН
Вот любовь показалась с изнанки. Признаться, я даже рада, что испортила о себе впечатление. Но я не рада тому, что Персиваль оказался фигуркой из глины. Что делать? Мужчины — нежные созданья. Скажи теперь, что все женщины — ядовитые.



ПЕРСИВАЛЬ
В любом случае — я твой слуга, Айлен. Надеюсь на время.



АЙЛЕН
И я тоже. Пойдём каждый в свой покой. Мне нужно увидеть Галата и расспросить его, как прошёл день.



ПЕРСИВАЛЬ
Как раз у него — великолепно. Мы занимались боем на мечах. Он делает потрясающие успехи! Будет великим воином!



АЙЛЕН
И я надеюсь.


Уходит.



ПЕРСИВАЛЬ
Прощай, любви прекрасное виденье!
И здравствуй одиночество; ты — доля Персиваля.
Хоть в будущем, хоть в прошлом вместе мы.
Возможно, одиночество — мой герб.
Единственная оказалась строгой.
Разумна речь, а взгляд её манит,
сто тысяч наслаждений обещает.
Вот нет её. Ушла, как не была.
Что ж? Еду завтра утром, и пораньше.
Ждёт мужа Айлен — а дождется ли его?



Уходит.





12.
Второе пророчество о леди из Шалота: кормилица.

Комната прислуги и Доме Шалот.
ДЕВОР, БЕН, ГОРДЕТ.


ДЕВОР
Боюсь я вам казаться злой вороной,
но поделиться страхами должна!
Домашние мои, предчувствие терзает
и печень мне, и сердце.



БЕН
Говори.
Мы слушаем. Все слушаем, да, Гордет?



ГОРДЕТ
Да, слушаем. Ну, Девор, чтос тряслось?



ДЕВОР
С недавних пор я стала замечать,
как будто тень, как облако какое,
над мирными пространствами Шалота.
Тревожно мне за Айлен оттого.
Одна, и с сыном, Ланселота нет.
И все мы за неё переживаем.
Виденье странное моё
вполне могло родиться от тревоги.



БЕН
Не узнаю мою мамашу Девор!
Видения — откуда взяться им?
Скорей видения сподоблюсь я,
когда на праздник элем нагружусь.
Однако говори — то неспроста!



ДЕВОР
В окрестностях Шалота знает каждый
рассказ о покровительнице их.
Порой её зовут Озёрной Леди,
но суть-то в том, что смерть её откроет
в Британии родной чреду из войн
и предварит паденье Камелота,
а с ним придёт несчастье всех британцев.
Вчера я облако заметила большое,
оно некрашеной казалось шерстью,
как только в замок въехал Персиваль,
а было как льняное. Нынче ж утром
то облако пурпуровой волной
над озером вздымалось. Страх и ужас
наполнили меня. И вижу я
в том предзнаменование потери.



ГОРДЕТ
Рассказ твой растревожил и меня.
Ужели свадьбе не бывать! Какая Леди?
Казалось мне, что рыцарь Персиваль
прогонит трудную тоску княгини,
а после свадьбы новый господин
пойдет обозревать луга Шалота.



ДЕВОР
Кормилица! Тебе ли не понять,
что пестунка твоя, миледи Айлен
скорей умрёт, чем выйдет замуж вновь,
да при живом, какой бы ни был, муже!



ГОРДЕТ
Кто знает, что вернётся Ланселот?
И что он принесёт с собой — кто знает?
Смотреть мне больно — Айлен вянет тихо,
цветок мой, я сама его растила,
я радовалась дивной красоте,
я плакала от радости на свадьбе.
Кто знал тогда, что рыцарь Ланселот
хозяин добрый, но супруг неверный?



ДЕВОР
Наш господин внимательный и властный.
Артур не выбрал бы иного в Камелот
помощником и правою рукою.
А то, что изменяет госпоже —
обычное мужьям в разлуке дело,
хоть и не одобряю я его.



БЕН
Старушки отвлеклись! Тут вот в чём дело.
Девор, ведь нам рассказывала ты
о туче грозовой, что над Шалотом.
О туче, что темнее с каждым днём.



ДЕВОР
О туче, да! Но слушайте преданье,
хотя и не записано оно,
певцами в поселеньях сохранилось,
я вам его сейчас изображу.



БЕН
Закончу мысль: падение Шалота
уж близко.



ДЕВОР
Да. Но лучше б ты молчал.
Есть указанье в названном преданье,
что будет смерть последней госпожи
и буря над пределами Шалота
знаменьем для Британских островов.



БЕН
Как странно! Те, кто были в Камелоте
о всяких беспорядках говорят!



ДЕВОР
Но есть и продолжение преданья.
Когда власть тьмы рассеется, придёт
спаситель юный с чашею Грааля
и мир на землю нашу снизойдёт.



ГОРДЕТ
И я такое ж слышала когда-то,
но всё казалось сказкой для детей.
Мы все — в ходу судеб неумолимом,
но неужели гибнет дом Шалот?



ДЕВОР
В предании не назван срок знаменья,
но за миледи Айлен страшно мне.
Она бледна, а на лице — как тень.
Такая тень приходит лишь однажды
и только тем, кто смерти обручен.



ГОРДЕТ
Ты высказала всё моё волненье!
Сама себе страшусь признаться я,
и верить не хочу — мне страшно, страшно.
Что делать нам? Хозяина ведь нет!



ДЕВОР
Не знаю, как нам быть. Сама я в страхе.
Что сможем сделать? Охранять миледи,
избавить от бессмысленных забот?
Ты, Гордет, ближе всех. Поговори с ней.
Поговори. Пусть Айлен отдохнёт.



ГОРДЕТ
Легко сказать! Да трудно сделать дело.
Миледи прекословить не решусь.



ДЕВОР
А всё ж! Сегодня в вечер и поговори.



ГОРДЕТ
Увы мне, я слаба. Поговорю.

Уходят.





12.
Первое прощание: брат.

Сад возле Дома Шалот.
АЙЛЕН, БРЕНДАН.


АЙЛЕН
Воспоминанья юности беспечной
приятнее, чем нынешние дни.
Тебя увидев, Брендан, сердце Айлен
повеселело, расцвела душа.
Я девочкой игривой снова стала.
Готова я смеяться и плясать,
твои напевы слушать, рыжий Брендан,
как было прежде в Темре, у отца.



БРЕНДАН
В те времена и Брендан знал блаженство,
без горестей дни детские текли.
Теперь смотреть приятно мне и чудно:
так стала нынче Айлен хороша.



АЙЛЕН
Что, красота казаться может страшной?
Или дурнушкой стала я?



БРЕНДАН
О, даже Персиваль,
известный в Камелоте нравом строгим,
пленился Айлен и готов к безумствам.
А ты грустна. К чему бы это, Айлен?



АЙЛЕН
Приятно женщине, хоть в шутовских словах,
о красоте своей послушать песню.
А шуточки твои с разумной солью,
толк знает Брендан в вареве из слов.



БРЕНДАН
Вновь мы вдвоём. Как было в детстве, Айлен.
Заботы, прочь! Тоска, уймись скорей!
Я для тебя спою — ты попроси лишь!
Спою, как для Артура я не пел.
Шалот люблю — здесь воздух серебристый
и голос мой приветливо звучит.
Так спеть? Проси!



АЙЛЕН
О леди из Шалота.
Старинная баллада — помнишь ты?



БРЕНДАН
Конечно, помню! Как её не помнить?
Но лучше я спою другую песнь.
Баллада, что ты просишь спеть, длинна,
да так грустна, что изойдёшь слезами.



АЙЛЕН
Не бойся. Грусть моя всегда со мной,
как волны Бойн, как ветер с берега у Байле.
Она мне с неба звёзды слёз доставит,
я до песчинки вспомню милый край
в день Имболк, или Бельтан, праздник, май.
И пусть сейчас, наперекор печали,
я милые услышу дали.



БРЕНДАН
Спою, спою.
Но выслушай — меня весьма тревожит
и бледность щёк твоих, и смеха звук.
Знай: эта грусть, что называешь светлой,
меня вгоняет в дрожь. Звук, замерший в гортани,
боится уст моих.



АЙЛЕН
Тогда не пой.
Поговорим о Персивале.



БРЕНДАН
Персивале?
Он, стало быть, отдал тебе письмо?



АЙЛЕН
Отдал — теперь. Письмо от Ланселота,
приедет скоро муж.



БРЕНДАН
Давно пора!
Персиваль влюблён в тебя! Что влюблён, я знаю от него самого.



АЙЛЕН
Не в том беда, что он влюблён.



БРЕНДАН
А в чём же?



АЙЛЕН
Нечаянное рыцаря признанье
во мне разбередило древний улей
неведомых мне ранее тревог.
Как было хорошо, пока я знала
что одинока, брошена, стара,
пока смирялась я, мне легче было.
А он разбередил во мне гнездо
блестящих чувств и жажды безнадежной.
Я стала думать: Айлен молода
и хороша собой. Что нравлюсь многим,
что есть уменье показать себя.
Что, выйдя замуж вновь, за Персиваля,
могла бы при дворе блистать. Увы,
не в мыслях дело.



БРЕНДАН
Ну, так в чём же?
А мысли неплохие!



АЙЛЕН
Может быть.
Нет, Айлен не позарится на них.
От них — досада. Радости в них нет.



БРЕНДАН
Вот наважденье!



АЙЛЕН
Мне самой — ужасно! —
понравился как будто Персиваль.



БРЕНДАН
Так в чём же дело? Хочешь, позову?



АЙЛЕН
Не торопись. Всё выдумка пустая.
То похоть — не любовь. То крови шум.
То лишь приятность странная. На время.
Томление, быть может, сил телесных.
Со стороны гляжу, как ноет сердце
опутано влечением. Болит.
Душа, как будто малое дитя убили,
рыдает безутешно. Наважденье!
О люди, люди! Мудрость не нужна,
когда любви источник иссякает.
Искать бессмысленно другой такой же.
Любовь —как солнце; всходит и заходит.
Уж скоро ночь. Покоя жажду я.



БРЕНДАН
Так хочешь, колыбельную спою?



АЙЛЕН
Какая у меня сегодня няня!



БРЕНДАН
Ты плачешь, Айлен?



АЙЛЕН
О, не о себе!



БРЕНДАН
Миледи плачет?



АЙЛЕН
Не о Ланселоте!



БРЕНДАН
Что за печаль пришла на дом Шалот —
миледи плачет!



АЙЛЕН
Страшно стало, Брендан?
Вот так-то. С виду боек и речист,
а как раскрылась истина — испуган.
Пойди к себе. О нашей Темре вспомни.
А я найду, с кем разделить печаль.



БРЕНДАН
Нет, Айлен, не уйду, с тобой останусь.
Тебя твой брат обязан защитить!
Не всё ж тебе рыдать о Ланселоте!



АЙЛЕН
Оставь меня. Я знаю, Персиваль
в дорогу собирается наутро.
И ты, о Брендан, с ним оставь Шалот!
Здесь места нет весёлым и беспечным,
теперь здесь навсегда обитель слёз.



БРЕНДАН
Что за каприз? Ты просишь — вот, ушёл я.



АЙЛЕН
Спокойной ночи, Брендан, детства друг!


БРЕНДАН уходит.


Ушёл, ушёл. Его сковал испуг.
А я девчонкой верила всерьёз
в таинственные силы чудных песен.
Теперь не вижу прока в звуках их!
Слова его приятны. И ужасны.
Душа в агонии, струится боль,
то голод подступает, вдруг, то жажда,
то нежности приливы шутовской.
Нет, всё не то. Ни в пении, ни в страсти
не отыщу я образа любви.



Входит МАЛХОЛМ.





13.
Второе прощание: священник.

АЙЛЕН, МАЛХОЛМ.


МАЛХОЛМ
Решился я миледи беспокоить
в вечерний час.



АЙЛЕН
Я слушаю, Малхолм.



МАЛХОЛМ
Здорова ли миледи? Показалось —
чуть бледное лицо, как у простывшей.
Настойку госпоже моей принёс,
на сорока известных наших травах.
Ты выпей, даже если не больна,
Да спать ложись скорее.



АЙЛЕН
Добрый Малхолм!
Души и тела врач! Что Айлен без тебя?
Ты бережёшь наследника здоровье.
Скажи, отец, ведь ты пришел ко мне
затем, чтоб напоить меня настойкой?



МАЛХОЛМ
Не по душе тревога Айлен мне.
А нынче, как в Шалот явился рыцарь,
тебя не узнаю. Да что с тобой?
Иль Айлен мне уже не доверяет?

АЙЛЕН
Нет, доверяет. Как сказать о том,
чего не знаешь, но как будто слышишь?
Как тучу грозовую, дальний гром
и все вокруг волнуются.



МАЛХОЛМ
Увы нам!
Что делать нам в Шалоте без тебя?



АЙЛЕН
Прощаешься? Ты верно выбрал время.
Вокруг все всполошились, все и вдруг!
Отец святой, одна хочу побыть я.
Настойку выпить при тебе могу.
Отец Малхолм, и к нам придёт покой.
Здесь розмарин, пустырник, горный мёд —
прекрасное лекарство от простуды
и от печали дикой.



МАЛХОЛМ
Что за горе!
Нет, не уйду. Мне не на шутку страшно.
Молитву не забудь.



АЙЛЕН
Благослови же.
Иди, как будешь нужен, позову.



МАЛХОЛМ
Теперь сложи ладони, как тебя учил я,
в преддверье сна тебя благословлю.
Создатель мой! Ты победил и смерть.
Спокойный сон пошли моей миледи!



АЙЛЕН
Благодарю. Тебе спокойной ночи.



МАЛХОЛМ
Да сохранит Господь всех нас. Аминь.
Тревожно нынче мне.



АЙЛЕН
Да, клонит в сон. Аминь.



МАЛХОЛМ
Дай Бог, чтоб сон, миледи.

(Уходит.)



АЙЛЕН
Не спел мне Брендан милую балладу,
никто её для Айлен не споёт.

(Напевает)

«Как осенью она плыла в Чертог Весны,
под нею — ложе из осенних маков,
всё мелкие и белые цветы».

Я как девчонка нынче! Радость, слёзы!
Чужое платье лестно мерить на себя.
Всё думаю, что я — леди Шалот!
Та девою была, гласит преданье,
высокого таинственного рода,
с Озёрной Госпожой в родстве она.
А я — ирландка, хоть из самой Темры,
вдали от Лохлинн Бойн и Глайд на Ринн.
Озёрного супруга Ланселота.
И странно мне, зачем ему, красавцу,
потомку знатного возвышенного рода,
простая Айлен? Но Галат изволил —
и Ланселот меня нашёл ему.



Входит ГАЛАТ.





14.
Третье прощание: сын.

АЙЛЕН, ГАЛАТ.


АЙЛЕН
Ты что не спишь? Послушай, что за ветер!
Почти гроза.



ГАЛАТ
Я за тебя боюсь.



АЙЛЕН
Сын мой Галат! О, утешенье Айлен!
Желаешь, завтра запряжём коня,
поедем на морское побережье,
на волны кучерявые смотреть.
Часовня там из мрамора святая —
под нею дремлет греческий монах.
Его попросим — и в Шалот вернётся...



ГАЛАТ
Отец. Поедем, если хочешь, я с тобой.
Хочу сегодня рядом лечь, у входа,
у комнаты твоей. Как настоящий рыцарь,
с мечом в руке и сидя на полу.
Ни человек, ни дух не потревожат
твой сон.



АЙЛЕН
Галат! Мы оба — христиане,
нам всем велит высокий наш закон
всё сердце предоставить воле Божьей.
А испытание придёт — его принять,
принять его с любовью, побеждая
все беды наши кротостью святой.
Иди же спать. Увидимся наутро.
Иди скорей — как мать, велю тебе.



ГАЛАТ
Такого не случалось — мне тревожно не на шутку!
Но мама просит — я сейчас уйду.
За маму буду истово молиться
и не засну.



АЙЛЕН
Полезно испытанье
для юноши. Ну, вот благословенье.
Ступай, ступай. Смотри, я засыпаю,
будь верным сыном. И прости меня.



ГАЛАТ
И ты меня прости, о мама!



АЙЛЕН
С Богом.
Моя надежда, веточка моя.


ГАЛАТ уходит.


Как сговорились! Кто стучится в окна?
Осенний вихрь иль туча грозовая?
Осенняя гроза, вдова, скорее!
Вслед за тобою — юная зима!
Люблю до слёз я тихий зимний праздник,
покой и святость первых зимних дней.
Смешалось всё. Что зеркало молчит?





15.
АЙЛЕН, ПЕРВОЕ ЗЕРКАЛО, ВТОРОЕ ЗЕРКАЛО.


АЙЛЕН
Что мне откроешь, зеркало?


ПЕРВОЕ и ВТОРОЕ ЗЕРКАЛА меняются местами.


О, ужас!
Болтливое стекло! Ты, верно лжёшь!
Я вижу, Ланселоту выпал жребий,
но страшно изменился лик его!
Теперь мой Ланселот уныл, сконфужен!
Гиневра перед ним. Они вдвоём,
Но что такое? Ланселота гонят!
Позор и стыд! Позор и униженье!
Отвергнутый Гиневрой, Ланселот
вернётся ли домой? Как он посмеет!
Расколота душа его на части.
И трещина ложится на стекло!


ПЕРВОЕ и ВТОРОЕ ЗЕРКАЛА падают.


Как змейка, страшно трещина бежит.
Дышать мне трудно. Звуки, цвет сникают.
Скорее, смерть! Твоя сияет ветвь.
Отрадой будет пение твоё.
Не страшно, что неверный и любимый.
Но страшно, что вернется нелюбим.
Как будто сон. На тишину похожа,
глубокую, как море, тишину.

(Умирает.)



Входит ГОСПОЖА ОЗЕРА и с ней ЮНОШИ.





16.
ГОСПОЖА ОЗЕРА, ПЕРВЫЙ ЮНОША, ВТОРОЙ ЮНОША,
ТЕЛО АЙЛЕН в ЛОДКЕ, СТАРУХИ, ПЕРВОЕ и ВТОРОЕ ЗЕРКАЛА.


ГОСПОЖА ОЗЕРА
Возьмите Айлен, только осторожно.
снесите в мой чертог. Украсьте одр
как подобает родственнице нашей.
Тот дар, что прежде был у Ланселота,
она имеет как его жена,
Галату перешёл тот дар в наследство.
Сам Ланселот отныне смертным стал.
Чертог Весны, встречай Леди Шалот!



ЮНОШИ поднимают тело АЙЛЕН и кладут в ЛОДКУ.
Уходят: ГОСПОЖА ОЗЕРА, ЮНОШИ И АЙЛЕН. ЗЕРКАЛА остаются.
Показываются СТАРУХИ и уносят ЗЕРКАЛА
.




17.
Покой в доме Шалот.
ПЕРСИВАЛЬ, БРЕНДАН. Потом — ГАЛАТ, МАЛХОЛМ, ДЕВОР, БЕН и ГОРДЕТ.


ПЕРСИВАЛЬ
Гром? Осенью? Гроза? Что здесь случилось?
Смертельный ветер, стрелы изо льда.
Гремит над самым домом. Что же с Айлен?
Как мы поедем: буря, ветер, дождь!



БРЕНДАН
Нам в буре этой явлено знаменье
об исполнении пророчества.



ПЕРСИВАЛЬ
Где Айлен?
Когда прощался с нею, взор был странным,
тревогу и тоску он обещал.
Скажи мне, Брендан, леди из Шалота
всегда была такой же, как сейчас:
Печальна радость и улыбка в грусти?



БРЕНДАН
Такой должна быть леди из Шалота,
ты, рыцарь, вряд ли понял, что сказал.



ПЕРСИВАЛЬ
Увы!
Когда бы разум знал, что знает дух.



БРЕНДАН
О Персиваль! Под времени пятой
и Ланселот совсем остепенится.
Тогда с тобой мы станем приезжать
на праздники осенние в Шалот,
а страхи нынешние вспомним смехом.



ПЕРСИВАЛЬ
И хорошо — да верится с трудом.
Пойдём-ка лучше, взглянем, что с миледи.



Слышится шум, восклицания.



БРЕНДАН
Похоже, опоздали мы с тобой.
Сюда идут. Малхолм, Галат и слуги.
Весть некую несут, что нынче ночью
исполнилось пророчество. Встречайте
Леди Шалот!



ПЕРСИВАЛЬ
И ты молчал?



БРЕНДАН
То было провиденье.
Она сама сказала нынче мне.



БЕН
Пустая спальня! Неспроста!



ДЕВОР
Ох Айлен!
Не верится, что с нами больше нет!
Исчезла ведь, как не было! Сироты!



ГАЛАТ
К тебе за помощью я обращаюсь, рыцарь,
наследник бедный округа Шалот.



ПЕРСИВАЛЬ
Галата видеть рад. В чём дело, брат?



ГАЛАТ
Ищу я маму! Нет её нигде!



МАЛХОЛМ
Нет, нет, Галат! Она навеки с нами.
То провиденья невозвратный ход
привёл в Шалот и нас, и Персиваля,
чтоб стал и ты свидетелем его
необоримой силы. Что же? Леди Айлен
жила как ангел среди наших мест,
и ей чертог блаженный уготован.



ПЕРСИВАЛЬ
Постой, Малхолм, не хочешь ли сказать,
что милосердный наш создатель смертью
вознаградил терпенье и труды,
которые легли на плечи Айлен
как голубое серебро убранства?
Ужели Бог несправедлив?



МАЛХОЛМ.
О рыцарь,
ты как в бою, душой разгорячён.
Но тела нет, а надобно сыскать,
чтобы предать земле по-христиански.
Я помощи прошу.



ПЕРСИВАЛЬ
Скорей! Идём, Галат!
Что именно ты в комнате увидел?



ГАЛАТ
Нет, ничего особенного. Но
её стекло хрустальное лежало
в осколках, на полу.



ПЕРСИВАЛЬ
И это всё?



ГАЛАТ
И это всё. К чему искать, что больше?



БРЕНДАН
Ей послан дар, как предкам Ланселота.
Лишь чистый сердцем дар тот сохранит,
лишь верный сердцем дар тот получает:
бессмертие. Она ведь слышит нас.



ГОРДЕТ
Цветочек мой! Вот свадебка твоя!
Наряд лазурный уж скроила я.



МАЛХОЛМ
Ввиду того, что в доме началось,
прошу наутро всех в часовню нашу.
Молиться будем мы о леди Айлен.



ДЕВОР
Когда всё так, как говорит преданье,
её средь мертвых нет и средь живых.
Она теперь у Госпожи Озёрной
и будет там до Страшного Суда.



ГАЛАТ
Но если верно помните преданье,
Чертог Озёрный тело нам отдаст.
Избавит маму тот, кто всех достойней.
О Персиваль! Я за Шалот прошу.
Не погнушайся возрастом Галата.
Прошу о помощи: пойдём со мной
в Чертог Весны, освободить миледи.
Согласен ты?



ПЕРСИВАЛЬ
Я слышу мужа речь.
Согласен.



ГАЛАТ
Вот мой меч Неотвратимый.



Раздаётся негромкая музыка.



БРЕНДАН
Вы оба! Стойте. Лёгкий стук копыт.
Я слышу ясно голос Ланселота.
Он будет здесь наутро.



ПЕРСИВАЛЬ
Ты, певец!
Посмел вмешаться в рыцарей беседу?
Сейчас я накажу тебя.

(Замахивается).



БРЕНДАН
Увы!
Ошибся Брендан! Я пророчил утро,
а нынче же явился Лебедь к нам.
Оживший герб Шалота и хозяин!
Знакомец мой, приветствую тебя!



Входит ЛАНСЕЛОТ.





18.
Терраса возле Дома Шалот.
Те же и ЛАНСЕЛОТ.


ЛАНСЕЛОТ
Что здесь за шум? Галат, где мама?
И ты здесь, благородный Персиваль?



ПЕРСИВАЛЬ
Я, Ланселот.



ГАЛАТ
Исчезла нынче мама.



ПЕРСИВАЛЬ
Мы думаем, что Айлен умерла.



ЛАНСЕЛОТ
Нет! Не теперь. Галат, воды. Мне душно.
Как маленький — темно в глазах. О горе!
Жестокая! Всегда была жестокой,
и нынче ты меня не дождалась!



ПЕРСИВАЛЬ
Тебе ли горевать о ней, о рыцарь?
Ты, Ланселот — причина смерти Айлен.



ЛАНСЕЛОТ
Пока я здесь хозяин, я велю
по-дружески — ты слышишь, Перс? — как другу:
собраться и поехать в Камелот.
Я нынче за себя не отвечаю,
могу тебя убить.



ПЕРСИВАЛЬ
Так убивай.
Вот Диаманд, меч верности. Готов ты?



ЛАНСЕЛОТ
Всегда готов. Прости меня, мой брат.



Бьются. ГАЛАТ останавливает битву.



ГАЛАТ
Довольно! Вы, оставьте гонор ваш!
Свежо ещё дыхание миледи,
и не позорьте памяти её!
Уймись, отец! Ведь Персиваль — твой гость!
Довольно, рыцарь! Ланселот — хозяин!



ЛАНСЕЛОТ
Уйди, мальчишка! Я тебя убью.
За честь свою готов до смерти драться!



ПЕРСИВАЛЬ
Тупая честь твоя!



ГАЛАТ
Тупы клинки.
Малхолм, прошу — пойдём хоть ты со мною.
Светает! Мы найдём Весны Чертог,
и Госпожу Озёрную отыщем.



ЛАНСЕЛОТ
Так вот в чём дело?



БРЕНДАН
Час леди Шалот!



ЛАНСЕЛОТ
Так вот в чём дело. Ладно, Персиваль.
Считай, что драки не было.



ПЕРСИВАЛЬ
Забыто.



ЛАНСЕЛОТ
Собрался ты на озеро, Галат?
Но твой отец окрестностям хозяин.
Я сам найду средь них свою жену.
Ты должен знать, ведь я любил миледи,
как никого на свете. Никого!

(Персивалю)

Тебе пора в дорогу, Персиваль.
Надеюсь, больше не пересечёмся.



ПЕРСИВАЛЬ
Надеюсь, рыцарь, только за столом
и на войне за имя государя.



ЛАНСЕЛОТ
Ты хорошо сказал. И вот моя рука.
Расстанемся?



ПЕРСИВАЛЬ
Здесь нет уж Персиваля.

(Персиваль уходит.)



БРЕНДАН
Я — вслед за Персивалем. Дело есть.
Давно-давно я не был в Камелоте.
Он по пути в Ирландию. Домой.

(Уходит)



ЛАНСЕЛОТ
Отец Малхолм! Девора, Бен и Гордет!
Галат! Прошу со мной идти, скорей и всех.
Войдём в покои Айлен и посмотрим,
что там осталось — есть ли след какой?



ГАЛАТ
Разбитое стекло.



ЛАНСЕЛОТ
Уже довольно.
Уйдите! Попрощаться должен я
с той спаленкой, где было так спокойно,
в объятьях Айлен мир прекрасным был.
Готов я плакать — плакать мне не стыдно.
Любил я Айлен — где теперь она?

(Уходят все)





19.
ЛАНСЕЛОТ, ПЕРВЫЙ и ВТОРОЙ ЮНОШИ.
ДУХИ воды, воздуха и болота.


ЛАНСЕЛОТ
Уж вечер. Звал до хрипоты я.
Промок, устал и ничего не ел.
О, Госпожа из Озера! Откликнись!



ПЕРВЫЙ ЮНОША
Кто там шумит, кулик из тростников,
кто потревожить смел Озёрный остров?



ЛАНСЕЛОТ
Я Ланселот Озёрный, к вашей Госпоже,
я родственник вам!



ПЕРВЫЙ ЮНОША
Умер Ланселот.
Его вдова лежит в своей постели
и сына ждёт.



ЛАНСЕЛОТ
Отдайте мне вдову.
Духам я буду вместо Ланселота.
Галат ещё мальчишка, мал и слаб.
Веди меня к Озёрной!



ВТОРОЙ ЮНОША
Прочь! Теперь ты смертный.
Слова твои опавшего листка не стоят.
Иди к себе. Пускай придёт Галат.



ЛАНСЕЛОТ
Э нет! Сначала дай мне тело Айлен.
При мне мой опыт, а Галат лишь сын.
Хоть смертный я теперь, пока что рыцарь.
Сейчас возьму свой меч, великий Магиф,
и докажу, что Ланселот — живой.



ПЕРВЫЙ ЮНОША
Пусть повоюет. Духи вод, скорее!



Духи вод покрывают все пространство. Ланселот окружен, начинает утопать.



ПЕСНЯ И ТАНЕЦ ДУХОВ ВОДЫ.



ЛАНСЕЛОТ
Озёрная родительница! Ты
не вмешиваешься в дела людские,
а Ланселот был сродником твоим.
За что же месть? Ведь нынче я лишь смертный!
Прочь, духи вод.


Взмахнул мечом. Духи вод отступили.


Озёрная, ты где?
И где благословение Шалота?
Вот, молит Ланселот — отдай мне Айлен!



ПЕРВЫЙ ЮНОША
Прохладно нынче, слышишь, Одержимый,
а ты промок. Ступай скорей домой.
Учи Галата, занимайся фермой.
Здесь нечего искать.



ЛАНСЕЛОТ
Раз нечего — найду.
В чертоге вашем дремлет тело Айлен
и я хочу похоронить его.



ВТОРОЙ ЮНОША
Она здесь будет до конца столетий.



ЛАНСЕЛОТ
О леди Айлен! Ты меня не слышишь?
Твоей заботы чувствую огонь.
Я весь как в лихорадке, я безумен.
Я всё стерплю — лишь свидеться с тобой!



ПЕРВЫЙ ЮНОША
Как хорошо говоришь! Как деревенский скоморох. Но вот — роль закончилась, и от благородного чувства не осталось следа.



ВТОРОЙ ЮНОША
Его правильно прозвали в Камелоте — Помешанный. Ему ничего не объяснишь. Духи воздуха! Где вы? Вперёд! Бесноватый не слушается веления своей совести.



Порыв сильного ветра. Гром, молния, ливень. Валятся деревья, застилая дорогу Ланселоту.



ПЕСНЯ И ТАНЕЦ ДУХОВ ВОЗДУХА.



Ланселот машет мечом. Ветер утихает. Повсюду видны следы бури.



ЛАНСЕЛОТ
Госпожа Озера! Госпожа Озера! Послушай меня! Отдай мне тело княгини Айлен. По крайней мере, хоть подскажи, где оно есть. Хоть взглянуть на него.



ПЕРВЫЙ
А ты упорный.



ЛАНСЕЛОТ
Всегда отличался упрямством. Иначе не стал бы рыцарем. Будем воевать или вы всё же проводите меня туда, где лежит леди Шалот?



ВТОРОЙ
Нет, Ланселот, туда не могут войти люди. Ни один человек. Раньше ты мог бы. Теперь должен ждать, когда вырастет Галат. Ты сгоришь заживо.



ЛАНСЕЛОТ
Не страшно. Зато увижу мою любовь.



ПЕРВЫЙ
Он точно похож на бродячего музыканта, даром, что песни пишет. Чуть что — любовь. А едва требуется решительное действие — его и нет.



ЛАНСЕЛОТ
Не ваше дело, сонные созданья!
Я заклинаю вас, я Ланселот.
Что говорю — всегда идёт от сердца.
И тени бед моих — не пища сплетен ваших.
Супруга Ланселота — леди Айлен,
и я имею право не неё,
пусть от неё остался только локон.



ПЕРВЫЙ
Её тело в полной сохранности, не беспокойся. Но свою жену ты больше не увидишь. Или забыл — Айлен теперь вдова?



ЛАНСЕЛОТ
Даже если вдова — тень Ланселота придёт за ней.



ВТОРОЙ
Он становится слишком настойчивым. Нарушает тишину острова. Духи болота! Где вы? Перед вами — ваша обычная пища. Вы завтракали сегодня?



Тростник вокруг Ланселота начинает волноваться. Раздаются странные тоскливые звуки. Ланселот погружается в болото по щиколотку.



ПЕСНЯ И ТАНЕЦ ДУХОВ БОЛОТА.



ЛАНСЕЛОТ
Король небес! Прости меня. Спаси!
Я человек всего лишь. Я лишь смертный!
Но Ты не хочешь смерти человека.



Звуки становятся громче. Ланселот погружается по пояс.



ПЕРВЫЙ
Всякий, человек, неосторожно ступивший на землю вечной весны, погибнет. Ты забыл, что предание всегда сбывается?



ЛАНСЕЛОТ
Уйди, нечисть, ты хочешь моей смерти.



ПЕРВЫЙ
Отнюдь! Мы не убийцы, Ланселот!
Мы, как и ты, Создателю подвластны.
Захочешь жить — скажи нам.



ЛАНСЕЛОТ
Никогда!



ВТОРОЙ
Шалот печален — нету господина.



ЛАНСЕЛОТ
К твоей молитве прибегаю, Айлен!
Прошу — скажи лишь слово обо мне,
и я спасусь! Прошу, скажи лишь слово!



Погружается по грудь.



ДУХИ БОЛОТА подступают к Ланселоту почти вплотную.



ЛАНСЕЛОТ
Король небес! Близка моя кончина!
Прими меня. Но только не позволь
гнить телу Айлен в берегах озёрных!
Верни моей супруге дом её.



Молния. Гром. Затем — тишина. ЛАНСЕЛОТ свободен.
Входит ГОСПОЖА ОЗЕРА.





20.
ГОСПОЖА ОЗЕРА, ЛАНСЕЛОТ,
ПЕРВЫЙ ЮНОША, ВТОРОЙ ЮНОША.


ГОСПОЖА ОЗЕРА
(Первому и Второму юношам.)

Благодарю, вы честно потрудились.

(Ланселоту)

О человек! К тебе являют милость.
Одр благородный я тебе вручаю,
свези его сейчас же в Камелот;
там, среди равных, место леди Айлен.
Но знай одно, Безумный, счастья нет
в том, что добыл не сердцем, а насильем.
Вернётся в Камелот усопшей тело,
а вместе с ним — Британии раскол.
Возьми его.



Выплывает ЛОДКА с телом АЙЛЕН.



И сразу прочь ступай.



Уходит. ПЕРВЫЙ и ВТОРОЙ ЮНОША — с ней.



ЛАНСЕЛОТ
(Над одром.)
Разлука миновала. Леди Айлен,
приветствую тебя! Твой милый голос
играет в сердце словно яркий лист.
Пойдём со мной. Судьбы прощальный дар:
душистая ветка кипариса!



Входят ГАЛАТ, ДЕВОР, ГОРДЕТ, БЕН, МАЛХОЛМ.




21.
ЛАНСЕЛОТ, ЛОДКА с телом АЙЛЕН,
МАЛХОЛМ, ГАЛАТ, ДЕВОР, ГОРДЕТ, БЕН.


ЛАНСЕЛОТ
Проститесь с Айлен. Мне назначен путь.
Я еду в Камелот — там среди равных
положат тело леди из Шалота.


МАЛХОЛМ, БЕН, ГОРДЕТ и ДЕВОР по очереди подходят к одру и прощаются с миледи.


До встречи сын!



ГАЛАТ
До встречи, мой отец.



ЛАНСЕЛОТ
Я весь Шалот оставил на тебя,
его людей и яблочные рощи.



ГАЛАТ
Над миром будто тень. И солнце спит,
и зарево над западной страною.



ЛАНСЕЛОТ
Я не прощаюсь с вами, домочадцы.
Вы не сироты — с вами мой Галат.



ГАЛАТ
И Госпожа. Не забывай о маме.
Помощница моя — её душа.



ЛАНСЕЛОТ переносит одр с телом АЙЛЕН в ладью. ЛОДКА уходит.
ЛАНСЕЛОТ отправляется в путь
.





22.
БЕН, ГОРДЕТ, ДЕВОР, ГАЛАТ, МАЛХОЛМ.


БЕН
Сбылось предание — а много счастья ль в нём?



ГОРДЕТ
Сбылась любовь — а было ли в ней счастье?



ДЕВОР
Осталась память — много ль счастья в ней?



ГАЛАТ
Всё в будущем: любовь, успех и счастье.



МАЛХОЛМ
Но будущего нету на земле.



Уходят.






драматические опыты
Жребий
Леди из Шалота
Камелот

кухня
гостиная
станция
на середине мира
новое столетие
город золотой
корни и ветви

Hosted by uCoz