ОЛЬГА ИВАНОВА

1965 г., Москва. Поэтесса. Одна из самых заметных фигур женской поэзии второй половины 80-х. Стихи читала и публиковала под псевдонимом ПОЛИНА ИВАНОВА. В 2000-х стала известна как сетевой автор.


ЖИЗНЬ

1.
что-то на тему "земля-земля"
сколько по ходу ни истери —
сплошь азиатские вензеля
да марсианские словари

плакальщиц липовое вытьё
пена в колеблющейся бадье
что же касаемо самоё —
вдребезги утлой её ладье

не расшибиться бы набегу
о надвигающуюся треть…
идеже ни братии, ни врагу
и приблизительно не дозреть

(вымокли пряди, платок, пальто
всюду — засада, везде — вода,
прочее радужное) — почто
сухо в глазах у неё тогда…


2.
с дрожью в утробе, киркой в руке,
рябью во взоре, дырой в ребре,
пении в этом и кипятке,
брении в этом и серебре,

странствии (мимо несметных манн)
солнцеcтоянии (у столба),
стол-по-тво-рении, соломон,
месте и времени — без тебя,

из опьяняющей западни
на небо глядя, чтоб слёз не лить —
страха не иму: врата — одни.
*плотно селили. —
не расселить.


3.
…очнуться и пройти таки на выход,
условившись (без слов) о позывных,
не дав руки, чтоб загодя не выдать
возне тенет, осваиваясь в них,

как таковою прихотью касанья —
убийственного таинства сего…
скользнув, как рыба, вглубь иносказанья,
теряя очертанья, ускользанья
не отягчив бесплодностью его…


4.
лужица вроде бы и своя —
неутомимо (пока клюёшь)
броскою рябью в глаза бия,
как и любая ложь.

ну а урвёшь от её щедрот —
солоноватой голубизной
выест глаза да залепит рот
пеной очередной.

высунешь из-под её воды
вырвешь из крабьих её клешней
голову рыбью, а там — сады…
и нету тебя грешней…


5.
пока она просыпается как пепел и пыль сквозь пальцы,
как молоко, по губам стекает, как пар, в небеса уходит,
лепечет себе по обе, что твой океан эльзы
стенает вокруг и сетует, волхвует и хороводит

царственно проплывая мимо — надмирной ватой,
едва уловимым эхом, едва различимым следом
оставаясь, по сути, эпистолой пошловатой,
вечным прощальным взмахом либо последним взглядом —

и нехотя, а ведёшься — что всё же чего-то хочет
(пока ещё просыпается, покуда ещё лепечет,
над собственной нищетою шаманит ещё, химичит,
покуда ещё морочит…) —
что что-то всё это значит…


6.
и лепит, и лепит, и лепит, и лупит
и даже, похоже, по-своему любит
(раз лоно колбасит и к линии льнёт
как месиво — месит, как нечего — гнёт

да "личным" галимым калёным нутро прошивает
да вечным поленом в глазу проживает
лихой хабанэрой — в златых волосах
бесхозной фанэрой — в пустых небесах

трубою трубит и пяту прободает
и ребра дробит, и — рыдает, рыдает...) —
входи, мол, как в лужу как в ложу, и тупо лепи,
как встречную лажу: "люблю".
(и — люби).


7.
воду мутила, кидала понты
запросто переходила на-ты
идеже — обеими, жарко объяв —
и добивала, едва обаяв…

долу пластала, измором брала…
чем она стала? — а чем и была:
утро туманное, волглая мгла…
озеро-облако-ба… бла-бла-бла

дале — грядущее — чистым листом…
да в увядающем сквере златом
(жаль, не на памяти — дата и том) —
Ветер осенний (во фраке пустом).


8.
эпилог

всё же со дна оно — малость видней:
бденье эриний над заводью дней
да ввечеру пантомима теней
в нетях оконныя рамы…
те же пустые её невода…
ветошь ветвей, дождевая вода…
и, да не будет уже никогда
неподражаемей драмы, —

в мареве лож и во мраке кулис —
говор толпы (просветления близ),
горнего хора глухой вокализ,
да (в шепотке опасений) —
соло последней её немоты;
гиблой любови родные черты;
Гебр, рукоплещущий теме… и ты —
хворь моя, Холод осенний!


ФРАГМЕНТ

всего-то пара слов… — а ты уже не та,
как будто бы с лица сорвали покрова,
и с верою твоей какого-то родства
добавлено её обыденной картине…
и сдули, что ли, пыль с убогого холста,
а там — уже рассвет… и вроде — дерева,
сумятица ветвей… сангвина, синева…
(с сияющей дырой посередине)


* * *
безлюдная земля
бездонный небосвод
с единственной звездой
/бессоннее — нельзя/
да воющее "виждь!"
стозевное…
…так вот
куда она вела —
осенняя стезя…

спокойные серпы
стекающихся жниц…
мышиная возня
метафор и химер…
в аттической ночи —
сияние глазниц…
бессонница, гомер...

— бессмертие, гомер!


К ДУШЕ

1.
/Оле Родионовой/


тараща бельма в розовых очках
в расщелину на красочном экране,
неприхотливо числясь в новичках
у Пастыря невидимыя брани,

как всяк изгой — трясыйся и стеня —
труси себе по трассе люботрудья...
а что и днём уже не видно дня
из-за плеча крылатого отродья —

не повод оробевшей фаберже
пластаться долу в мороке утробы,
но нечто походящее уже
на слепоту иной /и высшей/ пробы,

разящую, дерзающую за —
прозрение её предначиная…
___________

*где Воина Алмазная Слеза.
и Зимний Сад.
и Радуга Ночная.


2.
вскую беснуешься ночи и дни
конченной некой кликушей…
кофту накинь и окно распахни
сядь и послушливо слушай

(в этой засаде, на этой тахте) —
это кишенье, дышанье
это постукиванье в темноте,
внятное это шуршанье —

там, за понтовою ветошью стен
(в жёлтых горчичниках окон) —
саван о саван
хитин о хитин
кокон о кокон


* * *
— кто делает из нас такие флейты,
что хошь юли, хошь с ходу околей ты —
а знай себе свисти на всю округу
попав в его властительную руку...

— кто в нас, как заведённый, круглы сутки
всё дует, как в бамбуковые дудки
(кому конкретно, ссаживая глотку,
мы так нужны, что слышно околотку)...

— какой отвязный замысел над нами...
— кого ночами нашими и днями
благодарить безвольному ублюдку,
самозабвенно блея в эту флютку...



Ольга Иванова:
персональный сайт — narod.ru

на середине мира
бегущие волны
город золотой
СПб
Москва
новое столетие
литинститут

Hosted by uCoz