на середине мира
алфавит
станция
новое столетие
многоточие
москва
СПб



ГАЛИ-ДАНА ЗИНГЕР

1962, Ленинград. Живёт в Иерусалиме.


В её поэзии есть очевидная, но верная ловушка. При чтении стихов, с листа или вслух, понятно — каким образом и как происходят её стихи. Это даже очень очевидно, как она дышит и записывает. Но стоит встать и выйти из них — отнюдь... Не получится. Здесь — парадокс: ведь стихи Гали-Даны Зингер — для опытного и вдумчивого читателя. Их даже можно назвать «научными». И при том они обладают неодолимой увлекательной силой.



ВРЕМЕННОЕ ИМЯ



ТРИЛИСТНИК ПРЕДСТАВЛЕНИЙ

представь себе, входит к несытым в клетку —
львам — недействительный статский советник.
и действительно, может статься,
над ним сойдутся терновые ветки,

prunus spinosa соединится с колючей сливой,
уйдет в себя и в себе замкнется.
и чиновник, как бог, трусливый
станет терновника меньшей частью.

светские львы, подавив эмоции,
молвят: всегда найдется виновник.
к счастью, заметят, к счастью.
так он приметой станет счастливой.



II

представь себе лето:
смертельная света и тени вражда,
в небе след пролетевшего бисеклета,
проблеск забора, коленей наждак.

представь себе это представление,
так, чтобы выстояло в теплынь.
дачники, изнывающие от лени,
страстоцветы, звездчатка, полынь,

бородавчатого бересклета
живая изгородь и скелет
листа кленового, и скелеты
серых кузнечиков, и балет

мошкары вечерней «июньский сумерк»,
и в дожде обезумевшая нужда,
крови в ушах нудящий зуммер:
умер-шмумер, не зван-не ждан.

окна закрыты на шпингалеты,
бисер на лампе, как эполет.
только представь себе лето
по прошествии стольких лет.



III

представь себе отсутствие представлений,
ставленников аспарагуса и аспидистры.
отмерь расстояние от туда до сюда
в департаменте интересных предложений.

представь, что будет, когда предложим
товарищу министра помыть посуду
в кухонном тазу и соломенной шляпе,
или предложим товарищу министру
свежую спаржу «а-ля Шаляпин».

комнатные растения милых мыслей
и просветлений отвислые люстры
тянутся друг к другу, будто терновник
из могилы в могилу и обратно.

отмерь расстояние от не было до не будет.
чего не будет? да ничего не будет.
всегда будет что-то, чего не было и не будет
и не убудет, да и не прибудет.

представляешь?

начало мая 2012




***
обсудим такую возможность с младенческой жабой в руке
в другой климатической зоне
с цветущей водою другой,
ослепнув от каждого камня, блистающего из стены,
и пластикового пакета, застрявшего на крюке.

просадим такую возможность вдвоем в казино де пари
и сядем на мель на ступеньку на радужной крыши краю
где плавится остов матраса и думает, что он парит,
где розами плитки разбиты и город томится в раю.
солжем ему верой и правдой, желая остаться в тени,
и сложим три пальца в кармане, клянясь в неизбывной любви,

и ляжем на остров матраса, как будто по луже плывем
под синим пока еще небом и по-над прозрачной дугой
все в том же счастливом эоне,
не знающем вечной войны,
себя навсегда узнавая в своем визави.

8-9 мая 2012




***
неказист и смиренен
лавочник всесильного простосердечия.
не пойман, не вор —
вот его кредо,
а пойман — вор.
кроме ежедневного — молока и хлеба — да еще поминальных свечек,
у него и купить-то нечего.
каперсник хватает за рукав, тянет за подол:
тетя! тетя!
связист ежевика
оплетает колючей проволокой
школьный двор.
LOVE процарапано на лавочке
чему там еще быть, казалось бы,
а там еще много всякого процарапано,
и это уже лишнее.
но его не лишишься.
и занозы. занозы — самое главное, поют в красном сердце
черного сердца на 78 оборотах,
заедая красно-черными лишнями
под клешней патефона памяти.
лишнями назову терновые ягоды.
терновник — лишенье.

сколько слов мне еще понадобится,
чтобы не сказать то, о чем думаю
в лавке мирового просторечия?

13 мая 2012




***
не боясь отсебятины,
не робея серебряных пуль,
не страшась излишеств и давленой шелковицы,
не опасаясь груды и града щебенки,
выйти во двор,
потом выйти на улицу,
не на вы йти,
выйти погуляти,
подняться в гору,
присесть на автобусной остановке,
притвориться, что едешь,
притвориться, что едешь в обратную сторону,
сделать вид, что пропустила послеобеденный автобус,
сделать вид, что опоздала на судьбоносную встречу,
прикинуться, что ожидаешь внезапного трамвая,
прикинуться, что ждешь спасителя на осляти, все для того, чтоб понять, что бег на месте
постоянно ставит тебя на место,
а ты стремишься стать на его место,
и стоять вместе,

а не занимать чужое свое
вместо

13-15 мая 2012




***
помнишь, как мы были обмануты?
вольно ж нам было обманываться
это единственная в своем роде
своего рода свобода. и вот мы ее посеяли.
взойдет ли теперь ауреями
в золотом нашем городе в стране дураков?

13-15 мая 2012




***
красные соколы реяли над головой
(пустельга в переводе).
я прошу себя об одном:
не учись на ошибках.

13-15 мая 2012




***
собирать милостыню
в пенопластовый стакан для горячих напитков:
свет воздух неодобрительные взгляды
зряшных и незрячих
тщетные попытки
охи
ты далеко от себя
дальше, чем когда-либо
либо любя эту даль
либо ловя рядом
ее эхо

подавать милостыню
в пенопластовом стакане
в привокзальном кофе из сгущенки
смущение стыд неловкость
утопить летучего таракана
из иной эпохи

ты далеко от себя
дальше, чем когда-либо
либо уйдешь еще
либо еще
не к спеху

19 мая 2012




***
а там сейчас нет ничего удивительного, в потемках
все удивительное на свету
к чему искать удивительное в котомке
вернее уставить свой взгляд в пустоту
посмотришь вот так на солнце свое не щурясь
увидишь дивов и див, увидишь тьму, да не ту
в контр-ажуре все говорит словами
все внятно до исчезновения внутренних смыслов
все плоско до онемения
все более или менее однозначно
все не похоже на то, что мы знаем как жизнь
все удивительно

22 мая 2012



***
Слушайте, господин блуждающих,
слушайте, господин, блуждающих.
в этот день пришли [ночи? звери? идущие?]
невыразимой [болью? ночью? улицей?]
[и] исчезли без слов презренного,
ибо ничто не прошло.
ибо ничто не прошло
ее [улицей? болью? ночью?]

[молиться и плакать
оставьте трудящимся
над св. душою.
Мне же не свойственно.
Здесь о себе по ошибке. ]

На плакате звери ночного виденья
рекламируют ибупрофен
бурное прошлое не спасает от
профанного знания
сигнализаторы заднего хода
обещают спасение птиц и печалей.

Слушайте, господин блуждающих,
слушайте, господин, блуждающих.
там, где блуждали мы, больше нас нет,
и теперь уж, наверно, не будет.

Сказать бы наверняка,
но оставим долю сумления.
сносит порывами нас сквозняка
в ластах прозрачных тюленьих

держит нас в лапах прозрачный медведь
держат за жабры нас в залах суда
там, где нас снит себе всякая снедь
в чистой стеклянной посуде

там, где сомлели мы, меньше нас нет,
больше нас власти и люди.
впрочем, они превосходят всегда
нас, и о том их моления.

?




***
невозвратность
и все же другого слова [...]
то не померкнет
и далекость его не померкнет
я знаю, что я надеюсь
никто домой не вернется
обнимая весь мир и который (?)
никто уходить не хочет
с детского праздника
шума и вспышек света
за то, что хочу сослаться в другой конец (от начала)
никто не делится с надписью ЖИЗНЬ!
и проводишь тоскливо
никто не делится
что в западном
обнимая плюшевую собаку
что в восточном
в когда-его-укладывают-спать

?-27 мая 2012




РАЙСКИЯ ПРОГУЛКИ БОЛЯЩЕЙ

води пером
ногами шаркай
как будто жарко

не жди паром
не стой под паром
не жди подарков

а как шаром
покатишь с горки
пустой, как гром,
свой вздох негорький

и, смерть поправ,
умрёшь недаром:
настойка трав
варенья варка


25.Х.2008




***
ни троп, ни троп
не ищешь в парке,
ни Парок нити.

торопишь их в тревоге,
в запарке просишь:
не тяните!

и тянешь, еле тянешь ноги,
на холм взбираясь.
взберёшься, вспомнишь об отваге,
и втянешь воздуха сироп,

как новостройки, сиры, наги,
раствор вбирает купороса.
роятся мошки над укропом,
над купырём и на бумаге.

26.Х.2008




***
он прав, нет прав
у той болезни
высокой. прорв
закон железней.

пускай её рисунок слёзный
забудется
ещё при жизни.

в зобу — дыханье, за зубами —
три языка
неверных слизня,

четыре кляпа для каверны
и деться некуда. полезней
не называть ту скверну
«скверной».

30.Х.2008




***
восход, наверно, серной
вставал, газелью, ланью.
не встать такою ранью.
закат какой-то серный.

газетный, жёлто-серый.
наверно, будет ветер.
проверена примета.

конечно, будет вечер
сребряно-чёрной зернью
черно-кристальной гранью.
и кончено об этом.

тем, кто встаёт так поздно,
не подаёт господь ни длани,
ни советов.

30-31.Х.2008




***
клянись брадою бафомета
иль не клянись,
посмотришь вниз,
посмотришь ввысь:

в опале здесь
повисла
пыльная, немая
и палевая взвесь.

и ты опалового света
седою захлебнувшись гущей,
обряду подчиняя мысль,

не молвишь, языки ломая:
bread наш насущный
даждь нам днесь.

31.Х.-1.XI.2008




***
питай надеждою на дождь
небо плоское как пита,
небо круглое как ложь,
непреложное как жито,

в серой крупке
птичьих стай.
не считай закаты, чтица
мелких поднебесных тайн.

неизжита эта хворость.
не пытай её на хрупкость,
поджигая лупой хворост:

лопнет бледная скорлупка
та, что выбрана навырост,
но не вылупится птица.

1.XI.2008




на середине мира
алфавитный список
многоточие
город золотой
СПб
Москва
новое столетие

Hosted by uCoz