Ответное письмецо от небесного адресата

Осенняя  тетрадь
стихи 2007 г.

Невечернее:
два стихотворения.

Сербский пейзаж в Косово

Шаги исхода:
о поэзии Петра Брандта.









МЛАДЕНЕЦ ХРИСТОС И ЦАРЬ ИРОД
Пьеса для вертепного театра
в 7 картинах
с прологом и эпилогом


При участии Марии Тепляковой



Пролог

Пустыня.


Ангел:

Непостижимо Рождество.
Мир, стрелке часовой послушный,
к земле и небу равнодушный,
Предвечным Богом днесь спасен.

Осуществлением времен,
Младенца в мир рождает Дева.
Звезда в пустыне Вифлеема,
Ведет пастушеским путем…




Картина 1

В пустыне появляются пастухи.


1-й пастух:

Не так-то легко это стадо пасти,
и волки тут рыщут, и страшно идти
по узким тропинкам к источникам горным,
и хищные птицы с повадкою гордой
кружатся, готовы похитить ягнят.
И ночью так холодно, кости болят.



2-ой пастух:

Скажи мне, зачем эти ночи и дни?
Проходят года, мы, как прежде, одни,
не знаем надежды, не знаем любви.
Лишь овцы, да звёзды, да ветра шаги.



Шум. Яркий свет. Пастухи пугаются и падают ниц.



1-й пастух:

О, кто здесь? Ты вестник беды и мучений?


2-ой пастух:

Ты, смерть? Я готов. На земле я лишь пленник!



Ангел:

Вы здесь не одни! Днесь рождается пастырь.
Он жертвою жизнь во спасенье отдаст вам.
Подобно вы овцам - Он станет в начале,
и раньше иль позже, сквозь бунт и печали,
Он мир принесёт, для живых и умерших.
Он праведен, и как рассвет, белоснежен.



Шум усиливается. Пастухи обращаются к небу.



Ангельское воинство:

Да, ныне вы видите небо отверсто,
И эта планета чиста, как невеста.





Картина 2

Мария и Иосиф на окраине Вифлеема.


Мария:

Страшно и глупо, кому это нужно —
всех переписывать. Странная служба.
Жили спокойно мы, сеяли хлеб.
Дерево слушалось нас, на обед
как-то хватало... Предвечного Бога
мы бережём животворное Слово.
Но преходящие звуки имён
стражникам Рима послушно несём?..



Иосиф,
(стуча в дверь гостиницы):

Мы издалёка. Жена на сносях.
Место под крышей нам нужно, пустяк.
Ветер, и холодно. Ослик устал.



Стражник:

Ну-ка пшёл вон, проходимец, достал!



Мария:

Смотри же, скорее, Иосиф, здесь вол,
нам машет по-свойски весёлым хвостом.
А вот и пещера. Не нужно гостиниц.
Ведь тот, кто внутри меня — кров и кормилец.
Свет всё озарит изнутри, будет дом
и нежность отныне нам в месте любом.
Ведь так говорилось мне ангельским чином:
Все роды родов приношение Сыну
Отныне во веки веков сохранят,
Как правду, как глину, как звёзд звукоряд.



Входят в пещеру





Картина 3

По пустыне бредут три волхва.


1-й волхв:

Смотрите, звезда! Словно маленький принц
Нам шлёт свою музыку в этом сиянье.



2-й волхв:

Сквозь сердце мне эта звезда говорит:
откуда я, кто я, и что меня ранит.



3-й волхв:

Так странно забыть и уменья, и знанье
Оставить родных, мерять время шагами,
с одной лишь заботой: увидеть ту встречу,
небес и земли, коей мир весь — предтеча.





Картина 4

Дворец Ирода в Иерусалиме


Стражник царя Ирода
(открывает дверь):

Волхвы! Принесли приношенье царю?
Пойду-ка к нему, ваш приход предварю.



(Входит к Ироду)


Мой царь, к вам пришла мудрецов вереница.
Не то извиниться, не то поклониться.



Ирод:

Приветствую! Очень польщён! Чем обязан
возможности видеть трёх гениев сразу?



1-й волхв:

Почтеннейший! Знаем доподлинно: пробил
особенный час. На невидимом троне
вот-вот, знаком радости, знаменем мира
появится Сын Человеческий...



Ирод:

Ирод,

наверно зовут его. Я уже здесь.
Привычна ушам моим сладкая лесть...



2-й волхв:

Он будет младенец, безгрешен и чист,
Всех истинных книг ненаписанный лист;
Он будет царём над Израилем вечным,
и милость, и суд, и прощение, и меч,
всё в руки Его предано небесами...



Ирод:

А мы до сих пор разбирались здесь сами...



3-й волхв:

Возможно, у вас где-то, в этом дворце...



Ирод:

Эй, стража! Там есть мудрецы на крыльце.
Позвать сюда! Тут уже час почём зря
предвечным младенцем пытают меня.
Архив поднимите.

(К волхвам)

Найдём вам царя.
Сынок, кстати, славный созрел у меня
не мальчик уже он, но больно хорош;
И ростом он вышел, и хитрый, как вошь.
Вам надобен кто-то ещё? Погодите…
Поверим. Проверим. Найдём. Не обидим.



Мудрец:

Пророки писали: вблизи Вифлеема
родится младенец от Девы нетленной.
И с ним, исполненьем святого завета,
прощенье нисходит на эту планету.



Ирод:

Ну что ж, отправляйтесь. Отсюда недолго.
Найдите того, кто вам нужен, иголку
в пахучем стогу человечьего сена...
Ох, вечно, Иудино это колено...
всё ноет и ноет...
Да, если найдёте,
вернитесь, расскажете... Может быть тоже
пойду поклонюсь со своими вельможами.





Картина 5

В пещере — вол и осёл.


Вол:

Ум-ум-ум-умм…
Ветер, ветер, тугодум.
Ты не знаешь, ты не видишь
Ты не помнишь, ты летишь.
На тебе снежинки сидя
Переносятся, и дым;
и пылинки, травинки,
и песчинки, и листва.
Ты свободен, ты и мысли
переносишь и слова.
Лишь любовь одна недвижна,
Только сердце — её дом.
Лишь душой её путь слышен.
Лишь сейчас мы в ней живём.



Осёл:

Гость я здесь, в пещере тесной.
Как хозяин мой, я прост.
Но я чувствую, сегодня,
В небеса простерся мост.
Он не для моих копыт;
но со мною говорит.



Иосиф:

И шаг, и другой...
Вдох и выдох, неслышно,
чтоб не потревожить чудесный покой...
Блаженства шаги всё яснее и ближе,
и шёпот столетий — тропа под ногой.



Мария
качает младенца и поёт колыбельную:

Ла ла ла, ла ла ла..
Вся земля тебе мала,
В этих ясельках воловьих
кто тебя в объятья ловит?

За порогом ночь стоит.
Звёздная кудель гудит.
И бескрайний мир людей —
ясли для больших детей.

Скоро ляжет от порога
Наша дальняя дорога
Приводящая домой.
Спи малыш мой, Боже мой…



К пещере подходят волхвы. Пастухи видят, как они входят внутрь, поближе к яслям, где в чудном сиянии лежит Младенец Христос.



1-й волхв:

Вот итог. Конец пути.
нёс, малыш Тебе я злато.
Многое вокруг купить
могут те, кто им богаты.

Знаю я — Тебе не нужно
то, к чему пристрастны люди.
Много, алчностью недужных
мнимой властью душу губят.

Ты же чист от всех желаний
Кроме ангельской любви.
Этим золотым сияньем
Моё сердце обнови!




2-й волхв:

Словно дерево смолу —
материал благоуханный,
ладан слов поэты жгут,
дым даря небесным странам.

А Твоё искусство — жизнь.
Твой Отец — Творец вселенной.
Всё Ты можешь изменить.
Волен всё явить нетленным.

Зрим чудесным продолженьем,
и дыханья, и движенья
Твоего, весь мир с горами,
звёздами и вод теченьем.



3-й волхв:

Так долго я странствовал в поисках мира,
смотрел, как бездарно щиты и мундиры
рождают убийства. Как вновь командиры
людей превращают в живые мишени…
И нет на Земле окончанья мучений.

Но Ты мир иной открываешь солдатам.
Ты преображаешь бомбёжек раскаты
в мгновения встречи с объятием нежным.
Я понял, что смерть — воскрешенья надежда.

Вот смирна! В земном представленьи фальшивом,
как правдой, Ты будешь помазывать миром.



Волхвы приносят младенцу дары и уходят. На пути в Иерусалим им является ангел.



Ангел.

Вы видели царство?! Оно — неземное.
Увы, так наш мир окаянный устроен,
бок о бок с блаженством несчастье шагает.
Где ангел — там бесы, где Авель, там Каин.
Родился Иисус в Вифлееме. А Ирод
от злобы свирепствует в Ерусалиме.
Не стоит к нему возвращаться. Бегите.
Как древний Израиль покинул Египет
Так вас прочь от зверства ревнивых царей
пусть имя Господне ведёт поскорей.





Картина 6

Матери Вифлеема, каждая — своему младенцу:


1-я:

Продолженьем ты будешь в извечной цепочке.
Среди нашего рода не встретить плебея.
Благородство, как ось в этом мире непрочном...



2-я:

Так чудесно творенье. Быть может, ты гений,
и фантазий твоих корабли через время
с парусами пойдут. Ты опишешь затменья,
и вершин вертикали... и речек теченье.



3-я:

Малышка, смирись, проживи без падений...

Стражник
(Внезапно появляясь):

Высшей волей Ирода царя
Все младенцы здесь родились зря.



Стражник отбирает у матерей одного за другим всех младенцев и закалывает их. Матери пытаются спасти детей, рыдая, падают на землю, воздевая руки. Ангел уносит младенцев на небо.





Картина 7

Иерусалим


Царь Ирод:

На этой земле, чтоб не знать себе равных,
Жестокость и ложь нужно сеять исправно.
Куда не посмотришь — порок на пороке.
И те, кто им верен, любые оброки
готовы исполнить. Талант и родню,
и душу, как прах, потеряют свою.



Появляется Смерть.



Смерть:

Здесь, на земле никто-никто
Косы моей не затупил.
Таков начертанный закон.
И ныне смерти час пробил



Ирод:

Постой, и что ж сотрется все,
Ни тьмы, ни лиц, ни дней, не слов…



Смерть:

Все, что мы мыслим и творим
Навечно в книгах Судии
Записано. Лишен любви!
Ты — в адском пламени гори!





Эпилог


Пастухи со стадами идут по пустыне, через времена, города и страны. Приходят в сегодняшний заснеженный Петербург.


Ангел:

Не забывай волхвов, не забывай,
песок ли под ногами, лед ли, пламя,
платок в руке сжимая, или знамя,
не забывай волхвов, не забывай.

Не забывай волхвов, не забывай,
открыв в ладони первый день вселенной,
спасаясь, иль погибнув в буре пенной,
не забывай волхвов, не забывай.

И обессилев от холодных истин,
и растворившись воском панихид,
сгнив на земле под слоем мертвых листьев,
с рекой Невой разбившись о гранит,

качаясь плодом перед жадным взглядом,
ослепнув от  вражды и суеты,
не забывай волхвов, идущих рядом
с Младенцем на границе пустоты.









на середине мира
кухня
вера-надежда-любовь
Санкт-Петербург
Москва
многоточие
новое столетие
озарения