Ответное письмецо от небесного адресата

Осенняя  тетрадь
стихи 2007 г.

Невечернее:
два стихотворения.

Сербский пейзаж в Косово

Вертеп. Пьеса в семи картинах.

Шаги исхода:
о поэзии Петра Брандта.



МАКСИМ ЯКУБСОН


СЕРБСКИЙ ПЕЙЗАЖ В КОСОВО

стихи 2011 г.



***
Памяти Елены Шварц


Человек живет, пока пишет.
Пока выговорит свою любовь.
А потом над весенней крышей
Изумляется легкий дух —
Город северный и иные
Веси дальние взяв в горсти,
Поднимается к раю Божьему,
В дне печальнейшем погостив.
Слово солью сжигает сердце;
Букв охотнику не догнать;
Душу Белую обнимает
Новым жительством благодать.

                                     13.03.2010




Сербский пейзаж в Косово

Представьте себе дом в обреченном селении.
Рядом — люди другой веры.
Ваше хозяйство — одно из последних, и люди ждут, когда же вы перестанете мозолить глаза.
А вы почему-то по-прежнему здесь, пашете свою землю и доите свою корову.
Иногда запрягаете лошадь, и едете по улице, где в домах люди,
говорящие на других языках и хмуро глядящие на вашу фигуру.
И ваши близкие чувствуют обреченность жизни на этой земле.
Каждое утро, просыпаясь, вы думаете: что принесет сегодняшний день?
Сорвется ли кто-то из близких или будет разрушено что-то из окружающего вас мира?
Что вы будете делать?
Оставите дом, вырежете корову и, усадив детей в телегу, поедете искать другое
место для жизни?
Или будете каждую минуту молиться о том, чтоб Господь отвел беду?
Что вы будете делать?

Такова жизнь на этой земле.
Места, где нас ждет покой, нет здесь.
Оно вне хода часов и воздуха, которым мы еще дышим.




Размышление о заповедях блаженства

1.
Как ты знаешь, мир есть больница.
Лечат плохо здесь. Ангел верный
Нам приносит немного хлеба,
Молока и соли крупицу.

Молоко ты разделишь с кошкой,
хлеб отдашь сизым сестрам — птицам;
поднесешь к лошадиной морде
соль в ладони. Бог дал делиться.

Голым словом, блаженной нищей,
Ты продолжишь смотреть на небо,
Зная — голод проходит, если
тот, кто меньше тебя обедал.

Стены, если смотреть ладонью,
даже лучше, чем книг страницы.
Ступни ног прижимают землю,
как обложку альбома лица.

И в раскрытые сани неба,
в птичьих буковок колесницу,
сядет сердца простая треба.
Жизнь закончится. Бог родится.


2.
Обязательно нужно плакать
Когда воздух весенний мягок
И не глина он, и не краска
И не музыки звук прекрасный.

Этот воздух — причастья тайна
И не он, а ты материален,
И не он, а ты мягкой длани
Раскрываешь плотские ткани.

И неузнанным новым телом
Навыкаешь небесным сферам.


3.
Ваша милость, Ваша милость,
Что осталось, что забылось?
Что погибло, что простилось,
Что с небес на нас спустилось?

Кто мы и к чему причастны,
И откуда это Царство?
Ваша Милость, не молчите,
Миловать нас научите.


4.
Эта река называется Волхов,
Берег его, как край чашки надколот.
Дымным дыханием отполирован,
Он отражает небесные кровы.

Ни твердь земная, ни водная гладь,
Мне вы не будете принадлежать.
Руки и ноги, грудь и глава,
Вас увенчает короной трава.

Нищенкой в теле стучится душа.
Плача, смеясь, и о Боге дыша.


5.
Я совсем ничего не помню,
Ни домов с обожженной кровлей,
Ни дорог, от колес оглохших,
Ни плащей от тоски намокших.

Иногда кто-то тихо-тихо
Отдаляет меня от крика,
От пропащих цветов-животных,
И от падших теней бесплотных.

Знаю я, есть над бедным небом
Та обитель, что мне потребна.
А еще есть земля под небом,
Та, что тело мое приемлет.

Чтобы сделалось сердце чище
Его сверху и снизу ищут.


6.
Сын Божий сказал, что не мир пришел принести Он на землю,
но меч.
Отсутствие брани есть свидетельство полного поражения и падения.
Святый Дух, Дух Утешитель, Дух мирен приходит
на поле ожесточенной и почти безнадежной брани
души, огражденной временем и одаренной телом.
Ни принять, ни отвергнуть их она не властна;
Вынужденная отчаянно, до последнего, бороться
С отчуждающимся разумом и ослепленной волей,
до нечаянной встречи с Тем,
Кто принес истину — меч без лезвия и рукояти —
и дал мир.


7.
Кто ты, кто гонишь меня прочь?
Нет не ты, сын мой, и моя дочь.
Нет, не ты, дорогая моя мать.
Это сам я бегу от вас прочь,
бегу и не могу убежать.
Кто ты, идущий на меня и грозящий меня убить,
Злой и страшный нелюдь, хуже которого не может быть,
Ненавидящий меня и стремящийся бытие мое прекратить?
Господи, это же сам я и мне себя не изменить.

Кто ты, касающийся моего сердца,
Я не вижу тебя, не понимаю тебя, и боюсь любить?
Ты — это я?
Нет, такого не может быть.





Посылка в камеру храненья

Что происходит перед смертью?
Пока душа твоя жива,
она тоску и муку терпит
и побеждает духа зла.

Когда душа мертва, то длится
бессмысленным мученьем жизнь,
и жаждет пить, но не напиться,
и хочет жить, но воскресить
себя не может.

Гаснет плоть.
Душа, познав иную муку,
Изгнанницей во тьме бредет.
Кто здесь протянет бедной руку?
Кто тень бессильную спасет?
Кто обреченную подругу
Отмолит, с плачем отпоёт?




Сонет изгнанников

Поэзия, как лженаука,
По разным хлещет адресам.
Кого в арктическую муку,
Кого в языческий бедлам.

Всепожирающее пламя
Или молчание одно,
Окно спелёнутое в раме
И вожделенное руно

Влекут избранников безумных
По льду, на кровлю и в пески…
Кого куда… Чтоб край неровный
Златой разоблачить тоски.

И тихим берегом небес
Окрасить вековечный лес.




***
С.С.

От белой ткани, от нуля,
От воздуха, от параллели
От мела девочки-метели,
Танцующей на глади льда —

Напев немого рыбака,
Ограда строчек для событий,
Неразговоров, неоткрытий,
Невстреч. Шагов, касаний, нитей —
Ствол, зелень листьев, береста…





МАКСИМ ЯКУБСОН
на Середине Мира


Ответное письмецо от небесного адресата

Осенняя  тетрадь
стихи 2007 г.

Невечернее:
два стихотворения.

Сербский пейзаж в Косово

Вертеп. Пьеса в семи картинах.

Шаги исхода:
о поэзии Петра Брандта.



*
алфавитный указатель авторов
на середине мира
кухня
вера-надежда-любовь
Санкт-Петербург
Москва
многоточие
новое столетие
озарения

Hosted by uCoz