ЕЛЕНА   ОБОЛИКШТА



Родилась в 1985 году в г. Новоуральске Свердловской области. Публиковалась в журнале «Урал», «Дети Ра», «Новые облака» (Эстония), «Транзит-урал».  Лауреат II межрегионального фестиваля «Глубина».



МОЛЧАНИЕ В ЛИЦАХ



***
ты говоришь вслепую
а смотришь как немой
переходя другую
за адовой водой

кто поделился хлебом
с таким с тобой немым
в безветрие под небом
стой деревом как дым

заплаканные звёзды
в небесных детдомах
как дети на морозе
в железных поездах

ты говоришь вслепую
руками у стены
Губанова целую
в глазах твоей страны

тебя не укачали
такие лагеря
ты не солги в начале
вслепую говоря 



***
длится молчание в лицах
столько-то лет

изо рта высыпаются птицы
каменные и нет
слов легковесных воду б я
Господи лил водой

Там никого кроме голубя
сказанного Тобой



***
от камень выронившей руки
хожу прудами кругами рук
вода расступится на круги
ищу глазами на небе крюк

четыре стороны хоть куда
прости Марина я не о том
берет беда и ведет беда
в наполовину забытый дом

пустого слова не береди
твоя ли чаша другим легка
иди на дым ибо дым в груди
полна ли память а коротка


 
***
 
Дмитрию Машарыгину
 

Ах, я видеть не могу, не могу
Берега серо-зеленые:
Словно ходят по лугу, по лугу
Косари умалишенные,
Косят ливень луг в дугу.


О.Э. Мандельштам
4 июля 1937



Богу не голод
слепну на ультразвук
вполоборота камень с двумя глазами
дом голубиный дым полубелый камень
вполоборота дым но не видно рук

веретено
(до крови сбылась игла)
город к песку приколотый на деревья
берег не уберёг (не уберегла)
гОлода городА
степи травы-безверья

свет холодеет в ночь навису ножами
вербы умалишённо болят глаза
медленным камнепадом к земле лежали
всё это небо насмерть болят глаза

всё полыхает в доме в моей ладони
ты говоришь сквозь дым но никто ни зги
только секут огонь и секут огонь и
слепнут умалишённые косари


 
***
 
Александру Петрушкину
 

...Узлы моих садов давным-давно совпали
с веревкой вен моих, опутавших меня.
И всё, что я сказал во тьму по вертикали,
теперь взыскует снега и огня...


Юрий Казарин


вполголоса вдоль карлова моста
где рыбы моих прОлитых молитв
шептали нам осталось нам оста
лись реки заколоченные в скит

на гнёзда нагибается вода
и ходит по разбитым и прича
лил город оглянулся в никогда
молчания ночного у плеча

мой виноградарь темень объектив
(о дождевые руки натощак)
вина уходит лодкою молитв
на дне безлюдно пахнет аммиак


 
23 (ДВАДЦАТЬ ТРИ)


2.
ты послушай ещё как жужжит звуковая игла
у тебя на глазах и меж рёбер не знаю откуда
погоди я не вижу как легче гляди на меня
день рождения цветы голубиная злая простуда
это льётся вода хвойно-лиственный шум с фотографий
расскажи например как берёзовы ветви остры
ниоткуда прости эти иглы но не умолкают
мы сидим опустев между нами садятся костры

3.
конвоиры дождя этим быстрым истоптанным небом
ни на шаг не похожим отвесно летящим в ладонь
будто иглы идут по воде расписав её в этом
было столько любви и беды но бумагу не тронь
по мосту и налево направо и ангелы строем
на рассвете кивают ещё поживёте в земле
но кругами расходятся тени по двое по трое
проступают босые слова на бумажном стекле



 
***
Ли Бо вернулся либо это боль
ходила по воде ко мне спиною
и реки были долгой тишиною
Ли Бо вернулся чтобы стать одной

там где дожди у Бога в рукавах
он видел он шептал они отвесны
и что-то странное об островах
о детстве

когда поёт непреднамеренно страна
порезанные страшно прятать пальцы
он говорил но зажили слова

и оборачивается словарь
в косых снегах слетевшихся от Бога
слова как лодки прорастающие в лёд
и вот уже не видно этих лодок
а дерево корнями небо пьёт



 
***
а на земле где пламя шелестит
и время пьется долгими глотками
наутро восковой ребёнок спит
раскинув руки в воздухе над нами

а наша коридорная страна
звучит как рифма будущего крика
на первый вдох она белым-бела
на выдох незнакома безъязыка

как парашют наш круглый потолок
расписан нерассказанными снами
несет его прозрачными руками
ребёнок оставаясь между строк


 
***
и вбиты три гвоздя в порог
(настольные апостолы
летальный фотофиниш)
свинцовый день ложится поперёк
исхода не найдешь пока не выйдешь
в стеклянном пузыре как на вокзале
(пока ты не покатый не свинцовый)
вокруг летает Бог когда не заказали
а вдруг поверили что невесомый
а впереди и следом слепо врут
но говорят на тонком ультразвуке

(за поворотом под руки берут
старославянские белые руки)



 
** *
ты белым полетел
проснулся и заплакал
а в кружке молока
по щиколотку ангел
и в комнате твоей
живёт одна собака
и стоя у дверей
заплакала собака
восточный лёгкий снег
у сердца есть ладони
оставь меня на них
оставь меня
запомни


 
***
горловая песня мёртвая петля
стой на честном месте не тесни меня

этот воздух ранен сталью звуковой
край родной мой ровной раны ножевой

заболело небо небом языка
так темно у Бога но бела рука

покрывая землю иней нелюбви
в теменную темень выпорхнет лови

соловья на сало
хлеб на валуны

недосол обычный на столе страны
горловая песня мёртвая петля
затяни потуже только не меня

разведя колени вплоть до поколений
по колено в дыме ходим
говоря





ЕЛЕНА ОБОЛИКШТА
На Середине Мира


Звуковая игла

Молчание в лицах

Дмитрий Дзюмин о стихах Елены Оболикшта




волны
на середине мира
станция
новое столетие
город золотой
корни и ветви
озарения

Hosted by uCoz